Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

Кот в очках

Избранное, или Где это мы?


Хочу поприветствовать всех, кто зафрендил меня на протяжении всего существования этого блога!

Да, я долго собиралась, но лучше поздно, чем никогда.

Я предлагаю несколько цитат из моих постов разного времени. Надеюсь, тем, кто зафрендил меня совсем недавно, они помогут сориентироваться в блоге и понять, что им здесь может быть близко, а с чем, возможно, захочется подискутировать. Цитаты были подобраны по темам, а также просто по принципу того, что лично мне самой. Что мне самой нравится.
Подчеркиваю: это - цитаты. Многое в них может показаться странным в отрыве от остального текста. Читать ли остальной текст - решать вам.

Короче, добро пожаловать, кому интересно.
Очень хочется верить, что нам всем удастся пройти под этой двойной радугой.

Collapse )

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Начиная с 5 ноября 2014 г. возможность анонимного комментирования в данном блоге отключена. Прошу прощения у тех моих посетителей, которые не имеют аккаунтов в соц. сетях, но хотели бы принимать участие в дискуссии. Мне пришлось принять это решение по независящим от меня обстоятельствам. Надеюсь на ваше понимание и поддержку.

Лиза

ИХ БОЛЬШЕ НЕТ И НИКОГДА НЕ БУДЕТ

Текст ниже был написан два года назад.
Сегодня я снова его вывешиваю.
Как некролог.
Мой автомеханик и хороший приятель Скотт, спортивный, подтянутый и очень обаятельный человек не более пятидесяти лет от роду сгорел за два месяца от рака поджелудочной железы.
Ласковый золотисный рекривер Макс не пережил хозяина и на две недели.
He died of a broken heart, сказали мне.
Сердце не выдержало такой потери.

Когда я увидела их впервые, Макс был похож на собачьего прокаженного: вся шкура была в струпьях, не заживающих язвах, и нос был ненормально распухший.
Скотт забрал его их приюта, где, как ни старались, никак не могли справиться с какой-то редкой кожной болезнью Макса: ему была нужна совершенно особая диета, поддерживающие лекарства, массаж... И очень много любви.
Скотт специально ездил на местные бойни и покупал свежайшие потроха (не помню, какие), которые были необходимы Максу, варил для него еду, давал лекарства, гулял, брал его с стобой в гараж на работу...
Через полгода Макс был роскошным золотистым ретривером с шелковистой шерстью и нежным мокрым носом.
Конечно, он не смог пережить.

Так они и ушли вместе: хорошиц человек и его пес.
Они для многих были источником радости и крошечным островком незамысловатого счастья в этом мире.

Скотт, может, и был грешен как все мы. Но Максу это все - за что?


Америка Бредбери, да и вообще весь золотой век, застывший, как древнее насекомое в янтаре, в американской фантастике середины прошлого столетия, конечно, уже не существует.

В том смысле, в каком она существовала лет шестьдесят-семьдесят назад - конечно, она уже просочилась меж неловких пальцев и утекла в одну из бесчисленных речек, в которых ловили рыбу еще Гек Финн и Том Сойер.

Но иногда - бывает. Случается.

Захожу сегодня в крошечный винный магазин на углу и вступаю в неторопливую беседу с хозяином по поводу того, какое из органических вин все-таки содержит в себе наименьшее количество сульфитов, будь они неладны. На прилавок выставляются пять бутылок, и все они обсуждаются с точки зрения их происхождения, доверия к виноделу и того, что по этому поводу думают специалисты.
Разговор продолжается некоторое время, бутылки переставляются туда-сюда по прилавку как шахматные фигуры, и вдруг хозяин смотрит куда-то мне за плечо и говорит:

- А-а-а-а, Макс! Заходи, Макс!

Ну, думаю, постоянный покупатель пришел. Надо брать, что решила, и уходить. Но Макс вроде как молчит и к прилавку не подходит.
Хозяин настаивает:

- Ну что же ты, заходи! Да не стесняйся ты!

Ого, - думаю, - стеснительный какой покупатель пошел. Лезу в сумку за кошельком.

- Заходи-заходи, смотри, что у меня есть!

Господи,  да что же это за Макс такой?!

Оглядываюсь.
На пороге магазинчика сидит огромный золотистый ретривер, слегка склонивший на плечо лохматую башку и как бы прикидывающий, что, собственно, такое ему на этот раз могут тут предложить.
На шее у него висит пустая матерчатая сумка.

Наконец, пес решает, что можно все-таки зайти, подходит к прилавку, усаживается и смотрит поочередно то на меня, то на хозяина магазина.
Хозяин лезет под прилавок и достает оттуда крупную такую собачью печеньку в виде косточки.
Я, естественно, чешу Макса за ухом и бормочу какие-то глупости.

- Вот видишь, а ты не хотел заходить!

Макс вежливо берет печеньку и аккуратно ее грызет.
Хозяин в это время достает из матерчатой сумки бумажник, берет оттуда кредитку и выбивает чек. Потом снимает с полки бутылку чилийского "Мальбека", кладет ее в сумку и дает Максу еще одну печеньку:

- Ну, вот. Скажи Скотту, я передавал привет.

Макс встает и величественно удаляется.

Поймав мой изумленный взгляд, хозяин говорит:
 - Это наш сосед.

Почувствовав,.  что я не до конца вошла в ситуацию, поясняет:

- Ну, автомеханик, что за углом. Скотт. Это его пес, Максимус. Он приходит иногда, мы его знаем...

И добавляет через секунду:
- А в бумажнике у него всегда лежат права. Ну, что ему больше двадцати одного года. Скотту, я имею в виду. Максу-то всего семь...

Я купила три бутылки органического вина без сульфитов. Меньше после Максимуса как-то неловко брать.

Потом пошла за угол и немедленно договорилась со Скоттом и Максом о смене масла и общей проверке состояния моей машины. На понедельник. Прямо с утра.

_________________________________________________________________________
Их больше нет и никогда не будет.
Наверное, я научусь сама менять в машине масло, ставить зимнюю резину и все прочее.
Если, конечно, мне еще понадобится зимняя резина.