susel2 (susel2) wrote,
susel2
susel2

Categories:

И что мы все стоим тут как дураки и не лечимся?!

Если истина может вызвать скандал,
лучше допустить скандал, чем отрицать истину.
ГРИГОРИЙ ВЕЛИКИЙ, отец Церкви


Архетипы культуры – мощная вещь. Такая мощная, что на них что угодно можно строить: будет стоять и не развалится. Хоть идеологические концепции, хоть политологические разработки, хоть отдельные репутации. Будет держаться практически как мегалитические сооружения: как сработано - не вполне понятно, почему так долго держится – тоже, но вызывает восхищение и порождает легенды.

Репутация В.Новодворской как «либеральной юродивой» - одна из таких вот легенд, построенных на глубинных архетипах российской культуры. Опыт ее деятельности в российском протестном движении вызывает в памяти ассоциации, которые не вдруг удается осмыслить и, тем более, вербализовать. И, тем не менее сделать это, мне кажется, необходимо. Слишком многие понятия оказались в последнее время сдвинутыми в некую «серую зону», слишком многие наши представления нечувствительно расплылись и начали терять свойственную им некогда, да простится мне некоторый пафос, почти магическую силу.

Принято считать, например, что противники В.Новодворской называли ее «юродивой», желая тем самым выставить ее на посмешище. Трудно, конечно, спорить с тем, что могли найтись люди, искренне считавшие подобный эпитет оскорбительным. Невежеству человеческому, особенно в современном мире, предела нет. Однако, в традиционном российском культурном контексте слово «юродивый» не очень-то вяжется с действительным унижением. Тут, скорее, вспоминается диалог из пьесы Е.Шварца «Обыкновенное чудо»:

«Первый министр. Да! Я взбунтовался. Вы, вы, вы вовсе не величайший из
королей, а просто выдающийся, да и только.
Король. Ох!
Первый министр. Съел? Ха-ха, я пойду еще дальше. Слухи о вашей святости
преувеличены, да, да! Вы вовсе не по заслугам именуетесь почетным святым. Вы
простой аскет!
Король. Ой!
Первый министр. Подвижник!
Король. Ай!
Первый министр. Отшельник, но отнюдь не святой.
Король. Воды!
Эмилия. Не давайте ему воды, пусть слушает правду!»(с)

Такое ощущение, что пьесы Шварца становятся все более актуальными с каждым годом, а в последнее время – так чуть ли не по дням и по часам растет вес каждого их слова. А что удивляться-то? Когда писались эти пьесы помним? То-то. И «правда», которую рубил Королю прямо в лицо отважный Первый министр, была, судя по всему, того же свойства, что и эпитет «юродивая» в применении к В.Новодворской: мастерское создание иллюзии непримиримой конфронтации, в такой форме, чтобы вызвать по отношению к объекту «нападок» сочувствие или даже восхищение. Зачем?

А как же! Это же – тот самый мощный архетип! От юродивых русский/российский народ может стерпеть многое. Соблазн подражать юродству в России колоссален. Это, на самом деле, удивительный и действительно чисто русский феномен: сознательно эпатировать общество и на этом зарабатывать некий «социальный капитал». Нигде больше такого не встретишь. И нигде - уж это абсолютно точно - не встретишь такой истовой готовности поверить в явление нового" Юродивого Всея Руси". Этого явления ждут так, как правоверные иудеи не ждут прихода Машиаха. Их любят так, как "дай Вам Бог любимой быть другим"(с). От всей души и – как частенько водится - со всей дури. Самое же главное – им верят. Поскольку считается, что юродивые говорят только правду, даже если говорят они ее во вред себе самим. И вот это – действительно самое-самое главное.
Архетип, согласно которому некие личности априори пользуются доверием – это же совершенно бесценная вещь! Особенно для тех, кто стремится контролировать сознание общественности, внедрять в это сознание определенные представления и регулировать, так сказать, потоки общественной мысли. Случайно ли для Е.Гайдара настойчиво формировался образ «бессребреника» и человека «не от мира сего»? Враги ли провозгласили В.Новодворскую «юродивой»? Или и то и другое делалось совершенно сознательно и целенаправленно с тем, чтобы повысить уровень доверия к обоим этим деятелям в среде российской либеральной общественности? Отключить способность людей рассуждать логично и включить у них уровень коллективного бессознательного?

Нужно сказать, попытка почти удалась. Почти – потому что распознать контрабанду, сделанную на Малой Арнаутской современную политтехнологическую разработку все-таки можно. Вернемся к российскому культурному контексту, к тому, как традиционно воспринимается в нем слово «юродивый» и какой смысл оно в себе несет.

Юродивый прежде всего - и этим начинается и кончается юродство - смиренен. Перед людьми и Господом. Перед последней тварью земной юродивый прежде всего смиренен, и именно тем заслуживает право говорить правду абсолютно всем.Только этим. Ничем другим. Только полным отречением от собственного "я", превращением себя в чистый "передатчик" Божьей воли. Если и есть у юродивого какие перехлесты - так это скорее предельное, доходящее до самобичевания, самоуничижение.
Не из гордыни: смотрите, какие тяжелые на мне вериги, какая жесткая у меня власяница и какой я весь худой и еле ноги волочащий. Это - «унижение паче гордости», к юродству никакого отношения не имеющее, но довольно часто встречающееся как попытка его имитации. К вопросу о том, зачем кому-то может понадобиться имитировать человека гонимого и лишенного абсолютно всего, в том числе и собственного «я», еще придется вернуться . Сейчас же важно понять, что подлинное юродство - это изгнание своего "эго" полностью и целиком. Полное доверие тому потоку, который несет человека, и то ли даст хлеба на пропитание, то ли принесет смерть на следующем углу.


Примеров истинных юродивых в истории и в народной традиции России много, очень много. Большинство их стали религиозными подвижниками, как Ксения Петербургская, после смерти мужа вдруг отрекшаяся от своего имени, называвшая себя до конца жизни Андреем Федоровичем, по имени покойного мужа, и тайно по ночам носившая кирпичи для постройки церкви. Ключевое слово здесь: тайно. Хотя, казалось бы, кто мог помешать таскать кирпичи?
Только такой юродивый может сказать царю, как у Пушкина: "Богородица не велит". Потому что он действительно слышит голос Богородицы. Юродивый ничего не боится просто потому, что некому бояться. Нет той твари человеческой, которая может дрожать от страха перед болью или иным страданием.

Впрочем, за примерами истинного самоотречения, отречения от всего, что было нажито и достигнуто, и прежде всего – от своего эго, можно не ходить так далеко, как во времена Блаженной Ксении. Достаточно вспомнить Андрея Дмитриевича Сахарова. Человека, отказавшегося от привилегий, власти, возможности распоряжаться ресурсами и – не побоюсь этого слова – судьбами людскими потому, что того потребовала его совесть. Вот кого действительно называли юродивым и блаженным, откровенно крутили пальцем у виска, на кого орали и оскорбляли его с высоких трибун – и что? Можно хоть в страшном сне представить себе, чтобы в ответ на эти оскорбления Андрей Дмитриевич ответил: «Вы все дураки?» Можно ли себе представить, чтобы нечто подобное позволила себе Наталья Горбаневская, еще одна светлая душа, доказавшая свою готовность к полному самоотречению и, казалось, вообще не умевшая употреблять местоимение «я»? Говорившая, что на ее могильном камне нужно выбить надпись: «Она умела варить супчики»? Еще одно имя вспоминается в этой связи: русский диссидент Александр Чижов, человек, намеренно «ставший евреем», взявший фамилию Гинзбург и тем навлекший на себя лютую ненависть советских властей.
Именно эти люди (и многие другие, им подобные) создали в представлении советской/российской публики образ диссидента как человека, постоянно совершающего реальный духовный подвиг во имя своих идеалов. Отлично помню, как во времена моего детства и юности, а пришлись они на уже вполне циничные 70е - 80е, слово «диссидент» произносилось с придыханием и огромным, неподдельным уважением, а при имени «Андрей Дмитриевич» люди только что не вставали, настолько грандиозен был его моральный авторитет. К концу 80х у российской интеллигенции имелся устойчивый нравственный ориентир: это были подвижники-диссиденты, страдавшие за то, что говорили вслух правду, невзирая ни на что, поскольку для них это было смыслом их существования. Ни реакция окружающих, ни то, как они при этом могут выглядеть, ни представления о собственной личности не имели для них значения. Эго отступало перед значимостью миссии, которую они на себя возложили, как истинные юродивые и несли терпеливо и как бы само собой разумеющимся образом.

А теперь вспомним покойницу Новодворскую и, положа руку на сердце, спросим себя: что мы видели прежде всего? Огромное, колоссальное и всячески поощряемое эго. Эпатаж и перформанс как способ выпестовать, проявить и превознести над окружающими свою незаурядную Личность. Да возьмем хотя бы знаменитое эссе «Я замужем за Путиным», настолько фрейдистское, настолько прозрачное, что его и толковать-то как-то неловко, честно говоря.
С кем сравнивает себя Новодворская? С кем она сравнивает Путина? Чем в этом дивном тексте оказывается Россия?
Путин ни много ни мало оказывается «всероссийским батюшкой родным» (пусть и далеким от идеала, но, как мы все прекрасно помним, "у всех свои недостатки"(с), а Новодворская – «всероссийской матушкой». Ну, и Россия при них тоже, как-то так, с боку - с припеку. Она в этом эссе оказывается «дитем» - кривеньким-косеньким, уроненным в младенчестве нерадивой мамкой. И вот, взглянув на эту столь красноречиво описанную в эссе семейную ситуацию, невольно хочется задать несколько вопросов, вполне логичных по отношению к явно «неблагополучной семье»:

«А Вы, мамаша, как Вы сами себя определяете, не берете ли Вы на себя ответственность за то, что дитятко уронили в начале 90х? Ах, не Вы уронили? А кто? А Вы где были в это время, раз Вы - мамаша, так сказать? Ах, Вы это фигурально, это Вы не буквально имеете в виду.... Вы, значит, общероссийская мамаша только в целях собственного позиционирования в сознании российской публики? Ну, так бы и говорили с самого начала. Тогда давайте с папашей разберемся. Вы с ним, с папашей этим, при каких обстоятельствах, пардон, сошлись? Какие у Вас, однако, ассоциации по этому поводу интересные: «Нас венчали не в церкви» - то ли советский фильм о прихотях истинной любви, то ли одна из любимых песен марксистов. А у Вас с папашей этим неприятным еще и дитятко общее? Да. Россия, как же. Ее же не бросишь на произвол судьбы.
А Вы уверены, что без Вас и без этого Вашего, еще раз пардон, сожителя, который Вами назначен России в «отцы родные»,
этому дитятку не было бы резко лучше?
Может, если бы вы с папашей не начали бы это дитятко с самого начала пеленать по рукам и ногам, да по мере роста уже не пеленками, а реальными кандалами, то оно бы уже, глядишь, и ходить научилось?
А так-то конечно: если держать дитя в темноте, пищу выдавать исключительно нормированно и за хорошее поведение, да еще для верности и руки-ноги заковать покрепче, то будут все основания для беспокойства о его нормальном развитии.
Может и урод вырасти. Собственно, в этом Вы совершенно правы: да, вырос-таки урод.»

Где в тексте Новодворской можно усмотреть хоть малейшее зерно того святого российского юродства, которое заключалось прежде всего в сопереживании и в сострадании каждой безвинно мучающейся живой твари? Да и провинно мучающейся - тоже?! Тон, которым она походя упоминает жертвы «Норд-Оста» и Беслана циничен и так холоден, что спинной мозг леденеет: «И такой могущественный! Налево посмотрит — заложники «Норд-Оста», отравленные, падают, направо посмотрит — детишки в бесланской школе сгорают. Недавно чуть целую сверхдержаву не завоевал, Грузия называется, да американские супостаты помешали» (с).
Где в этом тексте Новодворской можно усмотреть хоть что-нибудь, кроме грамотного, точно оформленного и отлично запоминающегося позиционирования Путина в качестве "отца родного", а себя самой - в качестве "матери родной" Всея России?! Кстати, Володин только сейчас решился произнести нечто подобное и открыто провозгласить, что, мол, «без Путина нет России», а Валерия-то Ильинична его «Отцом Всея Руси» величала уже пять лет назад! Да и позже назидательно указывала, что "альтернативы Путину нет". И ничего, продолжала считаться "либеральной юродивой".

Какое тут может быть юродство, Господи помилуй, это уже на грани самосвятства!
Не может, физически не может не то что юродивый, а и просто добрый, честный и страдающий за свою страну человек сказать: "Вы все дураки и не лечитесь, одна я умная, в белом пальто стою красивая". Это высказывание направлено априори сверху вниз, и если «белое пальто» еще можно как-то объяснить все тем же намеренным эпатажем, то "одна я умная"– это от души.
Ибо легче верблюду пройти в угольное ушко, чем человеку самовлюбленному стать юродивым.

Вспомнив про игольное ушко, вспомним уж и еще одно выражение из того же источника: «По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград или с репейника смоквы?» (Матф. 7:16) Казалось бы, уж в этом отношении Новодворская имеет безупречную историю: отсидки, психушки, громкие крики про "кровавую гебню",публичные обвинения спецслужб...
И все-таки именно в это, как ни странно, упираешься своим дурацким лбом каждый раз, когда пытаешься (снова и снова в последнее время) понять, в чем же они, плоды-то.

Плоды-то в чем?
Дальше можно вообще переключиться в русло теологии, поскольку толкование Нагорной проповеди ложится в данный контекст так, что «... я сделал бы из нее два таких тома, как этот /.../ И в порыве вдохновения он хлопнул ладонью по фолианту святого Иоанна Златоуста, под тяжестью которого прогибался стол»(с).

Нет «диссертации Арамиса», не будет.Только одна еще цитата из св. Писания: «Они приходят к тебе, как на народное сходбище /.../ ибо они в устах своих делают из (слова Божьего) забаву, сердце их увлекается за корыстью их» (Иез. 33:31).

К чему это – о плодах? А вот к чему. Если собственная моя память детства и юношества сохранила воспоминания о том, как трепетно относилась к диссидентам советская интеллигенция 70х-80х годов, то как же это получилось, что либерально-демократическое движение в России уже в середине 90х начали называть "демшизой"? Кто и каким образом этого добился? И кто продолжал упорно поддерживать репутацию диссидентов как «демшизы на содержании у Запада» уже тогда, когда пагубный эффект подобных действий стал совершенно очевиден? Кто, прекрасно понимая, что либерально-демократическое движение начинает в сознании публики ассоциироваться с русофобией, продолжал изо всех сил педалировать эту тему, охотно "подставляясь" для самой незамысловатой критики, тем самым подставляя и все те идеи, которые якобы провозглашались? Кто своими воплями о "кровавой гебне", раздававшимися к месту и не к месту, превратил эти (абсолютно правдивые и страшные по сути) слова в безвредный мем, в своего рода шутку, которую и повторить-то теперь стыдно, так она навязла в зубах и настолько она доведена до абсурда?
Кто откровенно и спокойно в момент развала СПС обвинял своих соратников в "неумении продаваться" и говорил, что-то в том духе, что, мол уличные девки стоят дешевле элитных гетер, и, значит, надо уметь себя правильно позиционировать
?
Кто, если говорить уж совсем общими фразами, сделал больше для того, чтобы превратить либерально-демократическое движение в России в элитарный клуб для немногих избранных и отвратил от него огромную массу людей? Тех людей, по отношению к которым Новодворская позиционировала себя отнюдь не как юродивая, а как человек высокомерный и нарочито, неоправданно грубый, оскорбляющий их ни за что ни про что, только на том основании, что она присвоила себе такое право? Кто, наконец, прекрасно зная о принадлежности Е.Гайдара, по ее собственному определению, к «кровавой гебне», тем не менее, провозгласил его российским «либеральным святым», тем самым дискредитировав представления российской публики одновременно и о либерализме, и о святости (и открыв, ненароком, дверь для последующей собственной, так сказать, «канонизации», но это уж так, между прочим)?! И еще между прочим, попытки внука Сталина реабилитировать своего деда, так же, как попытки других родственников видных партийно-чекистских бонз «отмыть» своих предков Новодворская подвергала уничтожающей критике. В то время как с внуком убийцы и чекиста Голикова-Гайдара как-то так вот даже и без реабилитации все сложилось очень чудесным образом, вплоть до нимба вокруг головы. Как и почему все это произошло?


Нужно признать, что Новодворской, действовавшей в условиях, созданных для этого по инициативе и при активной поддержке Е.Гайдара, удалось дискредитировать очень многое. Начиная от таких понятий как «либерализм», «демократические ценности» и «диссидент» и до самых основных, общечеловеческих представлений о том, как может строиться общество. Очень характерно в этом смысле заявление Новодворской по поводу того, что объединение «Свобода» прошло по итогам выборов в Украине в Раду в 2012 г. Главным качеством этого «парламентского врага русских и России» Новодворская назвала "умение ненавидеть"(с). Мог ли человек с ее интеллектом и опытом общественной деятельности не понимать, что подобное высказывание вызывет взрыв негодования у русскоязычного населения Украины и едва ли будет приятно тем, кого оно якобы призвано поддержать? С каких это пор умение ненавидеть стало восприниматься как достоинство и добродетель? Или мы что-то пропустили в предыдущих сериях? Может ли человек, исповедующий принципы демократии, неоднократно называть народ «чернью» и говорить, что в России практически не осталось нормальных людей? Кстати, о населении России. «Что-то слышится родное»(с) и вот в этой интересной фразе: «Если мы не изменим свой генетический код, нам конец. Лучше жить в виде генно-модифицированной страны, чем не жить вообще»(с) Эта идея насчет генетического кода российского населения – словно вынесена с той кухни, где, периодически встречаясь (как-никак, хозяйство-то общее) «Всероссийский Отец Родной» и «Всероссийская Родная Мать» обсуждают проблемы своего неудачного дитяти. И сходятся в том, что да, генетический код у него, конечно, совершенно особенный, никому другому более не свойственный. Ну, об ущербном дитяти мы уже говорили, Бог с ним совсем.

И так получалось чуть ли не во всем. Говоря даже совершенно справедливые по сути своей вещи, Новодворская преподносила их так, что отталкивала от них массу людей и дискредитировала саму идею. Так случилось и с идеей «европейского выбора Украины». Трудно было ожидать от людей, даже искренне симпатизирующих украинцам, чтобы они поддержали откровенно русофобские заявления Новодворской, оскорбительные не для правящего режима, не для «ватников», его поддерживающих, не для «колорадов», а для всего русского народа, причем на поколения и поколения назад, сметая на своем пути и Пушкина с Лермонтовым, и декабристов с Герценом, и вообще все – по ее подсчетам до XV в.? Для сравнения (первое, что пришло в голову) повесть Толстого «Хаджи-Мурат» никак язык не поворачивается назвать русофобской, несмотря на всю горечь толстовской прозы о том, какие разрушения и какую беду принесли русские с собой на Кавказ. Но, Господи, о чем это я? Толстой уже и в период «Хаджи-Мурата» шел по пути духовной эволюции, который привел его в конечном счете к истинному отречению от эго, от собственной личности и всего, что связывало его с этим миром. В лице Толстого мы имеем истинного и несомненного Юродивого Всея России.

И вот тут мы подходим к тончайшей грани, которая, как зеркальная амальгама, разделяет истинный мир и его отражение. Ксения Петербургская, Толстой, Сахаров, Горбаневская, Гинзбург – это истинный мир, истинные, по-разному любимые и по-разному почитаемые российские юродивые во славу Правды, как они ее понимали. Новодворская и созданная вокруг нее «матрица реальности» - это зеркальное, во всех смыслах этого слова, отражение. И холодное, и необъемное, и не очень-то, прямо скажем, живое.
Повторюсь: будь Новодворская настоящей, неподдельной юродивой, пусть и на политической почве, ее бы любили, несмотря ни на что. Любили бы массово, терпели бы от нее любые выходки, хоть она, пардон, калом своим кидайся в прохожих, как это, между прочим, проделывали некоторые весьма ныне почитаемые и даже канонизированные российские юродивые. Терпели бы, любили бы, ходили бы за ней толпами.
Но в том-то и штука, что юродство (первая грань святости, между прочим) невозможно подделать.
Не-воз-мож-но.
Изобразить – можно. Как это гениально делал Козловский, когда пел Юродивого в опере "Борис Годунов". От этого - мурашки по коже.


Но вне сцены, в жизни - невозможно.
Трудно и долго объяснять, почему невозможно, и почему люди так хорошо чувствуют разницу между настоящим юродивым, блаженным, Божьим человеком и тем, кто рядится в вериги и лохмотья для исполнения роли.
Последние - это не юродивые. Это в лучшем случае «оперные нищие». Члены хора, а то и солисты, у которых хорошая зарплата и вполне обеспеченное существование. Странно было бы, если бы за ними ходили люди, ожидающие от них совета как жить или отпущения грехов. Разные это вещи.

Что возвращает меня к началу этого рассуждения. К тому, откуда черпают свою силу юродивые. Дело в том, что это вообще не их сила. Юродивые
- лишь чистый проводник более высокой энергии, проводник, очищенный от эго, от всего, что мешает исполнению своей миссии.
Там же, где присутствует в огромном, перекрывающем весь горизонт объеме, эго, проводник тоже может быть.Только проводит он, как правило, устремления, способствующие дальнейшему росту и усилению именно эго и ничего другого. И ключевое слово тут - власть. Неважно, над чем: над армиями, над колоссальными деньгами, над умами. Доступ к власти.
Ох, не зря Новодворская любила "Властелина Колец"! Судя по всему, она очень хорошо отдавала себе отчет в том, почему развалилось российское протестное движение. И каким образом его удалось развалить. В него вбросили идею борьбы (всего лишь возможности борьбы!) за Кольцо Всевластья. Дальнейшее было делом времени и некоторого легкого приложения умелых толчков в нужном направлении.

Кстати, не потому ли так тщательно и подчеркнуто выражали свои соболезнования по поводу кончины Новодворской Путин и Медведев? Кто еще из ушедших деятелей российского гражданского общества удостоился личной телеграммы Путина в день похорон? Ни умершая в прошлом году Наталья Горбаневская, ни лично знакомая Путину Галина Старовойтова, ни Александр Гинзбург, ни Сергей Юшенков, ни Борис Федоров подобных телеграмм, не заслужили. Что же получается? Только Гайдар. Гайдар и Новодворская. Новодворская и Гайдар.


Почувствуйте разницу:
Путин об кончине (убийстве!) Анны Политковской: "Ее убийство наносит действующей власти России несравнимо больший урон, чем ее публикации. Это - абсолютно очевидный факт" (с).
Путин о кончине Новодворской: "Валерия Ильинична была известным общественным деятелем и публицистом, ярким, неординарным человеком. На протяжении всей жизни она сохраняла верность своим принципам и убеждениям. Такой она останется в памяти близких, друзей, коллег" (с).

Новодворская оттеснила из сферы общественного внимания других людей, девальвировала российское либерально-демократическое движение, своим подчеркнуто эпатажным и вызывающим поведением низвела диссидентскую деятельность до уровня маргинальной и для абсолютного большинства людей неприемлемой «демшизы». Попытки оценить реальные плоды ее деятельности - это то самое «собирание смокв с репейника» (с). А ведь пожалуй переживания внезапно «овдовевшего Отца Всея Руси» были искренними. Заменить Новодворскую ему сейчас непросто.


Tags: de profundis, tempora et mores, urbi et orbi
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 136 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →