?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Как создавался Мордор

«Когда мысль держится за насилие, принципиально и психологически свободное,
не связанное никакими законами, ограничениями, препонами –
тогда область возможного расширяется до гигантских размеров,
а область невозможного … падает до нуля.
В этом настоящий дух большевизма.
Большевизм есть претворение в жизнь того, что считается невозможным,
неосуществимым и недопустимым» (с)

Г. Пятаков.





Предыдущие посты на тему:
Крысоввод
Теория и практика: как это работает (1)
Теория и практика 1:1
Теория и практика 1:1:2

     Данная серия постов была задумана под рабочим названием «Теория и практика», и это  было совершенно не случайно.  Анализ того, каким образом в России пришла к власти «каста палачей» заставляет снова и снова возвращаться к, казалось бы, уже проговоренным вопросам .  Общество созданное в результате переворота 1917 г., оказалось настолько уникальным в мировой истории, что при внимательном его рассмотрении буквально на каждом шагу возникают новые проблемы. Приходится углубляться в детали, размышлять о кажущихся мелочах, в том числе и о лакунах нашего знания или о том, что из нашей памяти было старательно стерто на протяжении поколений и продолжает стираться до сих пор.

События, происходящие на наших глазах, стремительное (и, фактически, уже осуществившееся) скатывание российского общества к тоталитаризму, формирование агрессивной нацистской идеологии и создание реальной угрозы современному миропорядку  невольно вызывают в памяти один из наиболее сильных образов Мирового Зла в литературе: Мордор. Эта мысль буквально носится в воздухе, она пришла в голову не мне одной. Как  бы это ни было тяжело, приходится, наконец, признать, что Россия переступила черту: она вошла в тоталитарный режим при высоком уровне его поддержки населением. Что же касается того, что традиционно именуется «мировой общественностью», то она – по самым разным причинам и соображениям – старается игнорировать тоталитарную природу нынешнего российского режима и все более очевидную преемственность нынешней российской правящей верхушки по отношению к «элитам» бывшего СССР.

    К современности мы, разумеется, должны будем еще вернуться, и, возможно, не один раз.  Пока же все-таки попробуем разобраться в деталях того, куда уходят корни нынешнего российского режима и – пожалуй,  самое важное  – как могло так случиться, что Россия стала уникальным явлением в мировой истории, где к власти пришли – вопреки всему опыту человечества – те, кого в любом обществе считали изгоями и париями: палачи (см. ссылки в начале текста).

      В частности, моя читательница dillendorf формулирует очень правильный по сути вопрос  по поводу двух ключевых моментов: каким образом технически, фактически пришла к власти «каста палачей» в 1917 г. (под руководством Ленина и большевиков) , и как затем власть этой касты была переструктурирована и  укреплена на новом, еще более высоком уровне в 90е годы (в чем одну из ключевых  ролей, судя по всему, сыграл Е.Гайдар)?

     На первый взгляд, мы не находим (по крайней мере – пока не находим) никаких воспоминаний или указаний на существование заранее подготовленного плана действий или некоего формального  «заговора» , где ставилась бы именно такая задача: привести к власти деклассированные элементы общества, людей, отвергнутых социумом и способных на акты неограниченного насилия – в первом случае, либо – во втором случае – уже существующую  разветвленную организацию, специализацией которой было применение насилия по отношению к обществу.  И, тем не менее, фактически такие намерения были сформулированы достаточно четко,  как бы парадоксально такое заявление ни выглядело на первый взгляд.

      Таким образом, оба  этих момента отечественной истории представляют  собой интересную возможность для сопоставления теории и практики: того, что провозглашалось и служило идеологическим обоснованием происходящего и того, что представляла собой практическая политика. Нам остается историко-социологический анализ и выводы на основе этого анализа.
     Разумеется, каждый из этих эпизодов (1917 и, 1990е) представляет собой колоссальное поле для исследования, и максимум, на что мы можем надеятся в формате ЖЖ – это обрисовать лишь самые общие контуры. Начнем с первого эпизода: приход к власти большевиков. Делать это имеет смысл не с  1917 года, а с несколько более раннего времени. Рассмотрим немного внимательнее, что именно представляла собой та группа людей, которая «подобрала», как  стали говорить впоследствии, «валявшуюся на дороге власть» в 17м году.

     Радикальное (как сейчас сказали бы – экстремистское) крыло РСДРП, руководимое Лениным, получило свою отличительную приставку (большевиков) в 1903 г. по результатам выборов в ЦК. Сам Ленин характеризовал это определение как   «Бессмысленное, уродливое слово... не выражающее абсолютно ничего, кроме того, чисто случайного, обстоятельства, что на... съезде 1903 года мы имели большинство».

     Это было действительно так. Фракция Ленина не пользовалась широкой поддержкой ни по каким принципиальным вопросам, в частности – и это в данный момент главное – по вопросу о принципах построения самой партии. Ленин, как известно, настаивал на создании «партии профессиональных революционеров», подчиняющихся железной партийной дисциплине и существующей на средства, получаемые любыми доступными способами, как то: членские взносы, добровольные пожертвования «сочувствующих»,  «экспроприация экспроприаторов», или, попросту говоря, грабеж, как мы это теперь понимаем. Надо отметить, что большинство членов РСДРП (по иронии судьбы названное по итогам II Съезда «меньшевиками») прекрасно понимало опасность такого курса. В частности, Мартов (противник Ленина в вопросах программы, роли и характера партии) совершенно недвусмысленно указывал, что «ленинский» подход привлечет в партию «люмпенские элементы», людей деклассированных и склонных к насилию. Мартов впоследствии получил в социалистической историографии несмываемое клеймо труса и соглашателя, а его (оказавшиеся пророческими!) высказывания относительно того, во что превратится партия, построенная по «ленинским принципам» - никогда не упоминались ни в какой литературе по «Истории КПСС», сохранившись лишь в «Протоколах II Cъезда РСДРП», где почти тысяча страниц текста, и которые были впервые изданы лишь в 1959 г.

     Собственно, именно это: ленинский принцип построения так называемой «партии нового типа» стал первым и, вероятно, важнейшим, моментом, во многом определившим дальнейший ход развития большивистской партии. После Второго съезда большевики фактически откололись от остальных российских социал-демократов, т.к. стало ясно, что по большинству вопросов никакой консенсус между ними не возможен.

     Отметим это как первый и отправной пункт: с того момента, когда Ленин начал создавать свою «партию профессиональных революционеров» к большевиком потянулись люди именно того сорта, как предсказывал Мартов и его сторонники в дебатах на Втором съезде: изгои из всех слоев общества (из дворянства, из духовного сословия, из рабочих, из крестьян), люди с уголовным прошлым, склонные к насилию, готовые применить насилие и получающие удовольствие от этого процесса (биографии товарищей Сталина, Камо и Дзержинского могут служить типичными примерами, и таких, как они, в большевистской партии было действительно большинство).

     Это – очень важно. Именно так, начиная с 1903 года, формировалась партия, которая (надо признать, во многом – по стечению обстоятельств) пришла к власти в 1917 г.  К этому моменту ядро партии составляли именно «профессиональные революционеры»: люди,  порвавшие (или изгнанные из) своих социальных групп, усвоившие принципы морального релятивизма («то, что идет на благо партии – то и хорошо») и не ставившие ни во что ни человеческую жизнь, ни, тем более, понятие собственности.

    Следующим важнейшим моментом в развитии ситуации стал, разумеется, захват большевиками власти в октябре 1917 г. Это стало возможно потому, что, во-первых, Временное правительство действительно утратило всякий контроль над страной и хоть какую-то поддержку, а, во-вторых, благодаря исключительному, феноменальному волевому усилию, приложенному все тем же Лениным для того, чтобы «продавить» переворот. Пожалуй, никогда столь многое не висело на волоске, и я – вопреки профессиональному принципу «история не имеет сослагательного наклонения» -  все же  склонна согласиться с теми исследователями, которые предполагали, что, не дойди Ленин тогда в своем парике до Смольного, история России могла бы пойти по совершенно другому пути.

     Но он дошел, переворот осуществился, и ничтожная по своей фактической численности и влиянию партия большевиков пришла к власти. То, что эта партия не была готова взять власть, не ожидала этого и не имела никакой программы для дальнейших действий, говорилось столько раз, что не стОит на этом задерживаться. Важно отметить другой аспект этой, не подлежащей сомнению неготовности: большевики не считали возможным удержать власть, если в самое ближайшее время не начнется мировая революция. Нам сейчас странно думать об этом и, пожалуй, трудно представить себе, что большевистское руководство могло всерьез на это рассчитывать, но факт остается фактом. Вся марксисткая доктрина была построена на том, что коммунизм возможен лишь в мировом масштабе.  С огромным трудом в результате теоретичеких дебатов большевикам удалось добиться признания того, что хотя бы начаться революция может в России как «слабом звене» капитализма. Но уж о том, чтобы коммунизм/социализм  был возможен  в одной-единственной стране и речи быть не могло.

    По сути дела единственной задачей, которую перед собой поставило руководство большевиков, придя к власти, было – удержать эту власть до тех пор, пока не начнется мировая революция.  Удержать власть требовалось любой ценой, и большевики буквально считали каждый день, прошедший с момента захвата власти.  Читая документы, невозможно отделаться от впечатления, что они сами пребывали в некотором изумлении от того, что вот-таки уже сто дней прошло, а мы все еще тут...

   Была поставлена задача удержаться у власти любой ценой, и задачу эту выполняли люди, уже привыкшие к тому, что цель оправдывает средства, вполне принявшие насилие как способ достижения цели и уже имевшие опыт его применения.  Любое государство представляет собой в большой степени аппарат насилия над обществом. Но большевистское государство изначально и сознательно создавалось исключительно как аппарат насилия над обществом и как инструмент для разрушения структур общества для того, чтобы ничтожное меньшинство, не пользующееся практически никакой поддержкой, могло продолжать оставаться у власти. Поскольку насилие было единственной функцией большевистского государства,  туда привлекались люди, уже имеющие к нему склонность

     Этой задачей – удержаться у власти любой ценой – и объясняется беспрецедентный, немыслимый ранее, уровень насилия в послереволюционной России, и необходимость разрушения «социального скелета» (термин А.Илларионова). Только поддерживая жесточайший террор и превратив общество в аморфную массу, неспособную к самоорганизации и сопротивлению, ничтожное меньшинство могло надеяться удержать власть.  Совершенно не случайно в большевисткой фразеологии возникает тогда фраза «переломить хребет»: старому миру, буржуазии,  да много чему. Задача организации общества и поддержания функций его жизнеобеспечения не ставилась в принципе: только удержание власти за счет максимального подавления сопротивления, пока не подоспеет мировая революция.

     Это – второй важнейший пункт на пути создания того уникального явления, которым стало, в конечном счете, советское государство. Большевики, придя к власти, сознательно формировали государство, единственной функцией которого было насилие по отношению к обществу и уничтожение всех традиционных социальных структур: семейных, конфессиональных, сословных. Для осуществления поставленной задачи – удержаться у власти путем максимально возможного насилия – требовались (и, так сказать, «самовыдвигались») патологические типы, склонные к насилию во всех его формах (см. ссылки в начале).

     С этого момента, можно сказать, «каста палачей» была сформирована и пришла к власти.

     А дальше случилось нечто, большевиками совершенно непредвиденное. Мировая революция, начавшись было, весьма многообещающе, сошла на нет. Ответом на это со стороны советской верхушки стало провозглашение режима -  с одной стороны – строгой самоизоляции, а с другой – экспорта собственной идеологии и подрывной деятельности во всем мире (создание Коминтерна).  Провозглашаемая идеология «осажденной крепости»  обеспечила плавное перетекание насильственных структур и практик из «временно-революционных» в институционализированные.  Тотальное «разрушение старого мира» было провозглашено официальной целью советской системы, что, надо отметить, тоже уникально: ни одна предыдущая революция такой задачи перед собой не ставила. Речь могла идти о свержении правящего режима, изменении государственного устройства или о радикальных реформах, но уж никак не о сломе «мира»  или всего общества.

     Начиная с этого момента насилие в советской системе стало системным и систематизированным. Государство ликвидировало целые слои общества: прежде всего те, которые несли в себе структурированное, традиционное, ярко выраженное представление о том, как должна быть построена нормальная жизнь: как отдельного человека, так и общества в целом. Прежде всего это было крестьянство и казачество, где репрессии часто принимали тотальный характер. Кроме этого ликвидировались те социальные группы, которые были «костяком» общества, те, кто мог иметь влияние на окружающих в той или иной форме: люди с дореволюционным университетским образованием, духовное сословие, бывшие купцы, естественно, офицеры и бывшие гос. служащие, члены их семей.

     Совершенно не следует считать, что с институционализацией насилия его уровень был понижен по сравнению с «революционной» фазой. Скорее, напротив. Это был момент окончательного становления и закрепления «касты палачей» в руководстве советского государства. Еще раз хочу подчеркнуть, что термин «палачи» применяется мной не в качестве метафоры, а как совершенно буквальное определение для тех, кто стоял у власти в Советском государстве с первых дней после Октябрьского переворота. Именно палачи, те, кто лично участвовал в расстрелах (именовавшиеся скромно – «комендантами») получали наиболее благоприятные возможности для карьерного роста; они, как правило, не подпадали под репрессии и пользовались множеством привилегий.

     С этого момента (более-менее совпадающего с началом сталинского правления) общество держалось под постоянным, систематическим давлением. Уровень насилия поддерживался на постоянном высоком уровне: государство присвоило себе право полностью распоряжаться судьбой каждого человека – от вмешательства в личную и семейную жизнь (разрушение традиционных семейных связей в пользу «классовых(позже – государственных) интересов» до контроля над малейшими бытовыми делами и мыслями (репрессии за шутки и анекдоты, за пресловутую «колбасу, завернутую в портрет Вождя»).

     Собственно, в сталинский период можно говорить о том, что общество как таковое, традиционный социум фактически прекратил свое существование: все нормальные человеческие связи осуществлялись через посредство государства, самоорганизация общества была полностью исключена, а руководство всеми социальными процессами было окончательно закреплено за «кастой палачей». Повторюсь – вопреки всем традиционным представлениям, закрепленным в коллективном бессознательном, в древнейших представлениях и традициях.

     Эта система просуществовала – с небольшими, не принципиальными, изменениями - до конца 80х годов. Да, уровень насилия постепенно был понижен, главным образом по настоянию самих правящих элит: они желали стабильности и той самой «уверенности в завтрашнем дне»(с), которую они получили с начала 60х.  Побочным эффектом снижения уровня насилия оказалось постепенное формирование в СССР неких социальных структур и формирование процессов, не полностью контролируемых государством.  Начали постепенно воссоздаваться «структуры социальной повседневности», казалось бы, простейшие и естественные, но совершенно немыслимые еще в 50е годы: от жилищных и дачных кооперативов до кружков по изучению чего-либо частным образом: от иврита до марксизма или астрологии. За кружки все еще можно было получить срок, но расстрелов, по крайней мере массовых, уже не было.

    Однако элиты общества не изменились. У власти оставалась та же самая каста, что и раньше. Разве что система ценностей ее представителей претерпела некоторые изменения. К чему это привело мы все наблюдаем в настоящий момент. А вот как это произошло – вопрос отдельный и большой. Об этом – в одном из следующих постов.

Comments

susel2
May. 16th, 2014 04:23 am (UTC)
Re: axios
Если под "пролетариями" Вы имеете в виду исконное, римское значение этого слова, т.е. людей, не имеющих никакой собственности (фактически, люмпенов), то да, они большевиков поддерживали.
Рабочие - квалифицированные, кадровые рабочие - большевиков не поддерживали. Это, на самом деле, была большая засада для большевиков: в рабочей среде гораздо популярнее были меньшевики.

Никакое общество не может функционировать, если в нем большинство составляют люмпены. Как ни странно, это стало гораждо более возможно в наше время, чем было в начале прошлого века. Так что "насилия и грабежи" ну никак не могли поддерживаться большинством: этого большинства просто не было.
Большевики воспользовались тем, что многие социальные связи уже были нарушены в ходе войны, количество люмпенов действительно несколько возросло, ну и многие были как бы дезориентированы какое-то время.

Что большевики действительно смогли - это ОРГАНИЗОВАТЬ террор. В этом им отказать нельзя. Организованные вооруженные люди, не останавливающиеся ни перед каким насилием, способны достаточно быстро посеять панику и сломить волю к сопротивлению у большинства.
Все осложнялось тем, что достаточно долго - как кто-то писал выше - большевиков действительно не воспринимали всерьез. Ну, не могли себе люди представить, что ничтожная группка людей, не пользующаяся никакой поддержкой, может удержать власть. Было упущено время, были упущены возможности для организации сопротивления. Большевики использовали эту возможность полностью. Именно для ОРГАНИЗАЦИИ.

Поддержка Путина - тоже не из российской почвы выросла. Она - результат тщательной, целенаправленной и длительной "работы с населением". И я тут не только пропаганду имею в виду, хотя, конечно, и ее тоже.
Практическая ликвидация интеллигенции - один и пунктов этой работы, несомненно. Но не единственный.
maksiav
May. 16th, 2014 05:26 am (UTC)
Re: axios
Да, под пролетариями я подразумеваю неимущих. Уверен, в 17 году большинство было ни чуть не лучше нынешнего электората Путина. Вы осознанно или нет не дооцениваете роль людей с рабским сознанием тогда и сейчас. Нет никакого заговора или целенаправленных действий гбнюков, они воспользовались вакуумом, как и большевики. Но вакуум мог появиться исключительно из-за большого числа неграждан, люмпенов.
Вы путаете причину и следствие, отсюда неверные выводы.
Eugene Naumovich
May. 16th, 2014 07:43 pm (UTC)
Re: как и большевики
У большевиков был как раз вполне такой крепкий заговор при весьма жиденькой поддержке населения (что показали выборы в Учредительное собрание, например). Но большевики смогли организовать неограниченное насилие («Когда мысль держится за насилие, принципиально и психологически свободное, не связанное никакими законами, ограничениями, препонами – тогда область возможного расширяется до гигантских размеров, а область невозможного … падает до нуля. В этом настоящий дух большевизма. Большевизм есть претворение в жизнь того, что считается невозможным, неосуществимым и недопустимым» (с) Пятаков.) и канализировать в свою пользу центростремительные тенденции в Российской империи. Конечно, люмпенизация свою роль сыграла, но вакуум возник от разрыва политической среды, случившегося из-за нутряной слабости элит, оказавшихся у власти после падения монархии, но вызванного запредельно-циничными происками большевиков.


Edited at 2014-05-16 07:52 pm (UTC)
susel2
May. 16th, 2014 07:57 pm (UTC)
Re: как и большевики
Отлично сформулировано!
А цитата из Пятакова - просто хоть в эпиграф!
Если не возражаете, я действительно поставлю ее в эпиграф к этому посту?
Подожду Вашего ответа:)
Eugene Naumovich
May. 16th, 2014 08:08 pm (UTC)
Re: как и большевики
Я тут причём? :) Это ж Пятаков сформулировал, а я у Бешанова вычитал. Конечно, вставляйте. Я так думаю, что в оригинальной партийной литературе 20х можно чего и покруче чего найти. Хотя на счет духа большевизма он лукавит: дух большевизма- это "демократический централизм". А отмороженность на всю голову- это высшая форма его проявления.
susel2
May. 16th, 2014 08:12 pm (UTC)
Re: как и большевики
Спасибо!:)
Поставила в эпиграф, как видите:)

Edited at 2014-05-16 09:15 pm (UTC)
maksiav
May. 16th, 2014 08:27 pm (UTC)
Re: как и большевики
Заговор у большевиков был, признаю, но заговор был осуществлен исключительно благодаря поддержке насилия люмпенами. Вспарывали животы попам и жгли усадьбы отнюдь не большевики. Попробуйте это понять. Иначе и сейчас такие теоретики как вы и susel2 будете думать о происках кровавой гебни, не замечая ее 80% процентной поддержки. Я согласен с Кончаловским А.С., который говорит о негодном народе.
Выборы в Учредительное собрание - разговор ни о чем, за большевиками победа в гражданской войне, а это более тщательный отбор.
Я ярый противник гбнюков, но паранойю в виде теории заговоров не приемлю. Это заведомо проигрышная партия.
susel2
May. 17th, 2014 12:10 am (UTC)
Re: как и большевики
Жить в стране, которой правят специалисты по заговорам и отвергать "теорию заговора" - это, по меньшей мере, странная позиция.

Еще совсем недавно ВВП не поддерживали никакие 80 процентов.
Была проведена "Операция Крым", плюс пропаганда, плюс насаждение истерии "вокруг враги" - пожалуйста, имеем 85 процентов поддержки.

Или Вы считаете, что "плохой народ" от сырости, что ли, заводится? Сам по себе такой? Да "сам по себе" народ, если оставить его в покое хотя бы лет на тридцать, придет в более-менее нормальное состояние. Вон даже при социализмее, стоило ослабить чуть-чуть репрессии, и как-то народ начал думать, обустраивать свою жизнь, функционировать...
Тут это все и прихлопнули в 90х.
maksiav
May. 17th, 2014 02:15 am (UTC)
Re: как и большевики
Меня никакая пропананда убедить не сможет, если я - ответственный гражданин. Если в стране, хотя бы 51% ответственных граждан, никакая теория заговора этой стране не страшна. Пожалуйста, услышьте меня. Я не отрицаю заговор гбнюков, но считаю, что этот заговор возможно осуществить из-за того, что 80-85% недограждан такой заговор поддержат!
susel2
May. 17th, 2014 03:22 am (UTC)
Re: как и большевики
Очень надеюсь, что мы еще сможет все это обсудить в подробностях, когда будем говорить уже прицельно о том, что произошло в 90е годы и происходит сейчас.
Я не отрицаю того, что изменения в народе произошли. Но они тоже были, скажем так, не случайными. Это был направленный отрицательный отбор.
maksiav
May. 17th, 2014 03:35 am (UTC)
Re: как и большевики
Я не спорю с Вами об отрицательном отборе! Согласен на все сто. Просто лишний раз хочу подчеркнуть, что действия, направленные исключительно на смену "плохих гбнюков" на "хороших навальных-илларионовых-пионтковских и т.д. и т.п." без учета негодности народа обречены на приход к власти необольшевиков-неогбнюков. Египту, Аргентине повезло больше, там сохранились более менее ответственные военные, а у нас я не вижу ответственной элитной группы. Куда ни кинь, всюду воры и мракобесы. Я не вижу точек роста.
Eugene Naumovich
May. 17th, 2014 06:59 am (UTC)
Re: как и большевики
"Выборы в Учредительное собрание - разговор ни о чем, за большевиками победа в гражданской войне, а это более тщательный отбор." Э... Как раз наоборот. Победа большевиков в гражданской войне вполне описывается тем, что я уже высказал: готовность к бесконечному насилию и использование центробежных тенденций в империи. Собственно, гражданскую войну большевики и раскочегарили потому, что демагогии и популизма оказалось совершенно недостаточно, что бы склонить основную массу народа на свою сторону и выиграть выборы. Если не принимать за основу концепцию "Краткого курса", а ознакомится с более-менее историчным описанием той же гражданской войны, то окажется, что большевики вовсе не склонили на свою сторону население, они разделили оппонентов, деструктурировали общество (скелет выдернули, ага) и уничтожили всех по отдельности. Тем более, что оппонирующие им элиты и так были слабы и разрознены.
"не замечая ее 80% процентной поддержки" - Гитлера тоже сначала поддерживало меньшинство, потом путём мозгомойки и насилия он вышел может и на 95%. О чем это говорит?
"но паранойю в виде теории заговоров не приемлю"
В последнее время поминание всуе конспирологии стало каким-то модным трендом. Доводилось наблюдать случаи, когда и бумажки из архивов на стол выложены (ну, сканы в интернет ;) ), и мемуары написаны (и растиражированы по всему глобусу), и человек в своё время раскаялся и дал суду признательные показания, а все равно- "теория заговора". Вообще-то конспирология возникает, когда факты, имеющие логичное и непротиворечивое объяснение, пытаются реинтерпретировать с предопределённой целью (искусственно подогнать под концепцию).

Все концепции "плохого народа" как бэ не учитывают, что люмпен и прочее быдло- существа даже более социально-пассивные, чем обычный cushion potato. Индивидуально они шустрить по тёмным подворотням могут, а вот с организацией слабо. И когда пейзане попа на вилы подымали, полезно уточнить- не было при том дезертира с опытом партийной работы.