susel2 (susel2) wrote,
susel2
susel2

Categories:

Монументальная пропаганда: этапы большого пути?

На дубу зеленом,
Да над тем простором
Два сокола ясных
Вели разговоры.

А соколов этих
Люди все узнали:
Первый сокол - Ленин
Второй сокол - Сталин.
(Песня «Два сокола», слова: пер.М.Исаковского)


Что и говорить: найти достойного собеседника в наше время – дело непростое. Многие жалуются на непонимание окружающих, на упадок общей культуры, на то, что не с кем словом перемолвиться...  Распространенная проблема. Решают ее по-разному: кто-то «подсаживается» на общение в соц. сетях, кто-то молча страдает от одиночества, кто-то доходит до психических и нервых расстройств, а есть  и такие, прямо скажем, привилегированные во всех отношениях индивидуумы, которые формулируют свою претензию к окружающему миру вслух, и – voila! – Мироздание отвечает на запрос. Впрочем, как это водится у Мироздания, ответ этот часто бывает и неожиданным, и асимметричным, и вообще может застать инициатора, так сказать, процесса врасплох. И тут для инициатора главное – не растеряться и ловко прыгнуть в приоткрывшееся, как говорят наши англоязычные друзья,  «окошко возможностей», даже если поначалу кажется, что за этим окошком разверзлась мрачная бездна. Удается это далеко не всем, но кое-кому – вполне.

Разумеется, ответ на запрос, пусть даже и от самых высокопоставленных и привилегированных лиц, занимает время. Целых пять лет прошло с тех пор, как В.Путин вслух пожаловался на то, что «с тех пор, как умер Махатма Ганди не осталось никого, с кем можно было бы поговорить»(с). Претензия серьезная, особенно если вспомнить, что Ганди погиб еще до рождения Вовы Путина. Задолго до 1952 года ушли в мир иной и многие другие видные философы и мыслители, которых ВВП теоретически мог бы счесть достойными беседы с собой, но почему-то не упомянул в одном ряду с Ганди (скажем, И.Кант, относительно которого ВВП недавно спохватился и предложил перевести, наконец, его труды на русский язык). То есть, в буквальном смысле – «иных уж нет, а те далече»(с), ситуация действительно непростая, если не сказать – безнадежная.

И вдруг! В предновогодние дни, почти как в полузабытых сценариях детских утренников «Ну-ка, елочка, зажгись!», начинают происходить чудеса. Российский  «Политзаключенный # 1» М.Ходорковский не только вдруг оказывается на свободе, но и – как по мановению волшебной палочки – переносится заграницу, вызывая в смущенных умах ассоциации сразу с огромной массой литературы: от основополагающих фольклорных сюжетов до «Графа Монте-Кристо» и даже – рискну добавить - до «Метаморфоз» Овидия.

Овидий мне пришел в голову в связи с серией удивительных превращений, которые претерпели главные герои этой, воистину волшебной, истории. Первым, что бросилось в глаза наблюдателям, разумеется, было то,  что вышедший чудесным образом из заключения МБХ, ударился оземь и обернулся «новым Солженицыным», готовым философствовать, писать книги, «думать о России» и вообще заниматься чем угодно, кроме бизнеса и политики. Это, конечно, примечательное превращение для крупного бизнесмена и политического деятеля, но, повторю, МБХ – отнюдь не единственный персонаж, на долю которого в рассматриваемой истории выпали подобные трансформации. Более того, мне представляется гораздо более интересным отвести на некоторое время взгляд от занимательного шоу с пресс-конференциями и интервью и посмотреть на то, что происходило в эпицентре всех этих событий.

Тут мы имеем дело с неким аналогом землетрясения: то, что происходит на поверхности может быть чрезвычайно драматично, захватывающе и впечатляюще, но центр всего этого, как правило, находится глубоко под землей,  и судить о происходящих там процессах нам приходится лишь по неким признакам: как прямым, так и косвенным. В данном случае не подлежит никакому сомнению, что центр всего происходящего находится в Кремле, и, более того, его можно сузить до одного лица: ВВП. Нельзя не отметить, что метаморфозы, происходившие с ним ничуть не менее удивительны, чем те, что выпали на долю МБХ, разве что спецэффектов в данном случае мы не наблюдаем. Впрочем, это и не удивительно: к этим метаморфозам внимания привлекать никто не собирался.

Еще в начале декабря ушедшего года В.Путин и лица, уполномоченные выступать от его имени, уверенно говорили о «прекрасных перспективах третьего дела против Ходорковского», а также о том, что у МБХ – ни много ни мало – «руки по локоть в крови»(с). Это было привычное для всех, в том числе и для самого ВВП, состояние, в котором он пребывал уже как минимум несколько лет и которое не давало никаких поводов ожидать каких-либо скорых изменений. И, тем не менее, если верить самым разнообразным версиям волшебной истории освобождения МБХ, уже в это время полным ходом шел процесс то ли «тайной немецкой дипломатии»(с), то ли обсуждения прошения о помиловании «по гуманитарным причинам»(с), то ли еще какие-то скрытые от нас тектонические процессы.

Так или иначе (очень хочется прибегнуть к сказочному тропу «долго ли коротко ли», поскольку уж больно материал к этому располагает, но приходится сдерживать свои фольклорные наклонности) все это приводит нас к сакраментальной дате 19 декабря, к «пресс-конференции, на которой ничего не было сказано», так сказать. К пресс-конференции Путина, в течение которой он был заметно напряжен и находился не в лучшей своей форме (особенно по сравнению с «триумфальным» апрельским эфиром). Причина этого выяснилась, как мы все теперь знаем, уже по окончании мероприятия: выходя из зала, ВВП как бы между прочим обронил реплику о возможном помиловании Ходорковского. Именно к этому он и готовился на протяжении всех предыдущих часов. В этом и состояла, собственно, цель всей пресс-конференции: бледный и едва сдерживающий раздражение Путин вбросил в информационное пространство бомбу.  После чего организовал немедленное освобождение МБХ в День Чекиста.

Что произошло дальше? А ничего. То есть, много что произошло с Ходорковским, как мы все теперь знаем, в том числе и метаморфозы в духе волшебной сказки, но сейчас ведь мы не об этом. Мы - об эпицентре событий. А там наступила внезапная и продолжительная тишина.

Эта тишина была нарушена лишь попыткой Пескова заявить, что, мол, согласившись на помилование, МБХ «признал свою вину»(с), да получившей значительный отклик репликой Познера в том духе, что, во-первых, да, признал вину, во-вторых, человек он совсем не такой значительный, как об этом принято думать, а, в- третьих, вообще еврей, так что о политических видах ему лучше забыть. В остальном же из Москвы вообще и из Кремля в частности не доносилось ни звука, поскольку было запущено шоу в Берлине, и теперь, видимо, все зависело от того, что и как будет сказано там. «Око Саурона» (и ухо Саурона, о котором мало что известно) в полном соответствии с традицией обратилось на Запад:

око Саурона


Эта напряженная пауза длилась шесть дней: с 19 декабря, когда ВВП впервые объявил о грядущем помиловании и до 24-25 декабря, когда в Кремле были окончательно обработаны и, судя по всему, признаны удовлетворительными, результаты активнейшей пиар-кампании, развернутой Ходорковским в первые же часы после освобождения. Согласитесь: для человека, который вновь и вновь настаивает на том, что не собирается заниматься ни политикой, ни бизнесом, две пресс-конференции и около дюжины интервью в течение первых же двух суток на свободе – это немного странно. Но – повторю – преображения МБХ для нас сейчас второстепенны, как бы занимательны они ни были. А потому – продолжим о трансформациях, происходивших не в Берлине, а в Москве.

А они не замедлили. Для начала 24 декабря Госдума инициировала принятие поправок к закону о личном банкротстве, в соответствии с которыми МБХ сможет избавиться от всех своих долгов и на законных основаниях вернуться в Россию, полностью свободным от всех обязательств. Ясно, что Госдума – пардон за каламбур – не сама думает о том, какие поправки к законам необходимо принять, а получает соответствующие указания «сверху», так что тут все достаточно прозрачно. Практически одновременно, 25 декабря Председатель Верховного суда В.Лебедев заявил о том, что оба дела «Юкоса» будут пересмотрены, что, во-первых, вообще снимет с МБХ все финансовые обязательства, а, во-вторых, будет способствовать скорейшему освобождению сотрудника МБХ П.Лебедева. В тот же день Служба судебных приставов России заявила о том, что Ходорковский может спокойно пересекать границу РФ без всякого опасения за свою личную безопасность. Казалось бы, более ясно выразить свое полное удовлетворение тем, как МБХ провел первые несколько дней после освобождения, Путин просто не мог. Но, как выясняется, приключения и превращения на этом не закончились!

В тот же день, 25 декабря, известный политолог С.Белковский  (известный, в частности, и той ролью, которую он сыграл в «посадке» МБХ десять лет назад) пишет свежеосовобожденной жертве своей деятельности на посту генерального директора Совета по национальной стратегии письмо с предложением встретиться и – очередное чудо! – вместо отсыла в пешее эротическое путешествие получает согласие, и уже 27 декабря самым мирным образом обедает с Ходорковским в берлинском ресторане. Не могу отделаться от ощущения, что в этой встрече было-таки что-то от старых добрых «Семнадцати мгновений весны».  Юстас – Алексу. Информация к размышлению. Явки, пароли, имена агентов... Романтическая музыка за кадром, разумеется.

Нет, конечно, не так все прямолинейно. Явки и пароли – это все прошлый век, никому уже не интересно. А вот новая концепция, еще одна метаморфоза – это действительно серьезно! Причем, в данном случае метаморфоза затрагивает обоих действующих лиц: и МБХ, и ВВП. Согласно новой концепции они превращаются в неких противостоящих друг другу гигантов: «Потому Ходорковский и Путин сегодня оба — победители»(с).

Вполне возможно, что идею этой концепции г-н Белковский позаимствовал у своего коллеги по журналистскому цеху С.Пархоменко, который уже 20 декабря провозгласил МБХ «победителем»,  не сумев, однако, ни достаточно связно сформулировать свою мысль, ни подкрепить ее какими-либо логическими аргументами. Но, поскольку сама идея оказалась весьма перспективной, г-н Белковский подхватил ее и бодро побежал с ней дальше. В результате получилось (надо отдать должное профессионализму автора) весьма внушительно и многообещающе: Ходорковскому, как мы можем видеть, отводится роль «титана мысли»(с), морального авторитета, нравственного победителя и вообще гиганта духа практически на грани божественного. Путин в этой схеме тоже приобретает хорошо различимые сверхчеловеческие черты, и вся картина начинает отдавать едва ли не зороастризмом с его делением мира на сферу Ормузда и сферу Аримана, вечные и непобедимые Свет и Тьму, Добро и Зло, равно почитаемые и взаимонеобходимые. (Я знаю, что г-н Белковский заглядывает иногда в мой скромный блог, так же как и в другие дружественные мне блоги, так что эту зороастрийскую идею я ему, можно сказать, дарю.).

Эта дуалистическая концепция оказалась тем более прочной и успешной, что образ ВВП  как великодушного победителя тоже прошел достаточно детальную обработку: этим озаботились г-н Венедиктов, г-н Ганапольский, да и сам г-н Белковский в своем самом первом выступлении по этому поводу. Такие слова, как «титан», «эпический поединок» и тому подобные нечасто встречаются в СМИ, но в данном случае мы могли их не без изумления наблюдать. Так же как и скупую мужскую слезу на глазах политолога (уж не оказался ли г-н Белковский тем самым пресловутым «плачущим большевиком»(с), пришествие которого было предсказано Маяковским?!)

Разумеется, к кампании по ваянию великих образов была привлечена и прочая журналистская братия: от таких тяжелых орудий как г-жа Альбац (ее методы работы с материалом стОят отдельного внимания) до легких пулеметов типа Собчак, Соколовой, Шендеровича и т.п.

Что мы имеем по результатам всех этих интереснейших превращений? Мне кажется, мы имеем весьма интересную и достаточно новую для российской политики картину.  На наших глазах было достигнуто «согласие как продукт при полном непротивлении сторон»(с). Чрезвычайно точная и умелая «игра в четыре руки», даже если частично эта игра и была импровизацией. Все сигналы были правильно поняты и на них были дани четкие и тоже, в свою очередь, правильно понятые, ответы.

Финал этой истории получается воистину почти рождественский, поскольку от участия в ней выиграли все: Ходорковский оказался на свободе, приобрел статус мудреца, философа, авторитета по всем вопросам, касающимся настоящего, прошлого и будущего России (а, возможно и мира), титана мысли (я уже говорила об этом?) и – нет, не могу удержаться, не могу! – «отца русской демократии»(с). ВВП тоже приобрел новые, ранее ему не доступные черты: теперь у него, с легкой руки г-на Белковского, слегка демонический, но, тем не менее, весьма возвышенный, и даже немного трагический образ, не лишенный, тем не менее, благородства и великодушия. А самое главное – теперь Путину явно есть с кем поговорить в астрале (ну не в реале же он, в самом-то деле собирался с Ганди разговаривать?)  Сплошное единство и борьба противоположностей, два гиганта, два титана, два почти божественных близнеца, которые не могут встретиться, как Ночь и День... но не будем длить эту мифологическую бесконечность.

Остановимся на рождественском хэппи энде. Что-то вроде «и они жили счастливо и умерли в один день»(с).
Tags: tempora et mores
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →