?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О пользе анекдотов

- Что-то меня Гондурас беспокоит...
- Не чеши, тогда пройдет.     
(Старый анекдот)

 
    Украина сейчас, видимо, беспокоит очень многих в России. Особенно, конечно, «чешется» у имперски настроенного контингента, начиная с самой верхушки российской правящей элиты и до тех, кто в глубине души считает, что Д.Киселев, хоть, может, и перегибает палку, но не без неких серьезных оснований. Впрочем, эта публика  меня сейчас не интересует. Их аргументы чрезвычайно ограничены и имеют тенденцию замыкаться в дурной бесконечности самоповторов и мантроподобных затверженных фраз. Никакой попыткой анализа или рационального объяснения там и не пахнет, все построено на эмоциях и, следовательно, относится скорее к сфере верований (или, если хотите, предрассудков), чем к сфере рациональных рассуждений.  Так что их мы предоставим самим себе и историческому процессу: как говорится, будущее нас рассудит.

  Гораздо забавнее наблюдать, как пытаются  объяснить «украинский феномен» те, кто – скорее по привычке, чем по какой-либо другой причине – продолжают именоваться «деятелями российского протестного движения».  Разница между происходящим в Украине и тем, что мы наблюдали в течение последнего времени в России настолько разительна, что не может не бросаться в глаза любому, даже самому рассеянному, наблюдателю. Понятно, что сравнение происходит не в пользу российского случая, и так же понятно, что «мыслителям от оппозиции» чрезвычайно хочется эту разницу объяснить какими-то совершенно не зависящими от них причинами. Очень хочется отвести внимание публики от собственных личностей и собственного (вызывающего многочисленные серьезные вопросы) поведения и перевести все в плоскость «объективных исторических факторов». Собственно, эта цель довольно откровенно заявлена в коротком тексте С.Давидиса: «/.../выводы по итогам сравнения делаются, конечно, не в пользу московских протестов./.../ часто оказывается, что все дело в том, что у нас и лидеры трусливые, и народ нерешительный. Стенания по поводу того, какие мы /.../по сравнению с украинцами жалкие и несерьезные, массово распространяются по интернету»(с).  А далее начинается самое интересное. Далее Давидис предпринимает попытку исторического анализа того, почему, по его собственному выражению, «путь Болотной и Сахарова труднее пути Майдана»(с). Или, иными словами, почему крест украинских граждан вообще и украинских лидеров оппозиции в частности оказался настолько легче, чем давящий своей невыносимой тяжестью крест аналогичных движений на прочем пост-советском пространстве.

   Ну, скажите на милость, могла ли я пройти мимо попытки исторического анализа и остаться равнодушной? Посудите сами, может ли физик спокойно взирать на чертежи вечного двигателя? А химик – на описание процесса добычи золота из куриного помета? Беда в том, что история, в отличие от физики и химии - наука практически беззащитная, и любой «блогер, социолог и политический деятель» считает возможным манипулировать ею как ему Бог (или иная какая сила, это уж как придется) на душу положит. Причем без всякого зазрения совести. Текст Давидиса – поразительное тому подтверждение. Он действительно довольно небольшой, но каждое слово и каждое предложение в нем – буквально на вес алхимического золота, поскольку позволяет довольно хорошо рассмотреть интеллектуальные манипуляции, применяемые для достижения желаемого эффекта. Чем-то эта статейка напомнила мне тексты незабвенного Е.Гайдара: там тоже телега регулярно ставилась впереди лошади, или, выражаясь академически, применялся телеологический подход. Факты и утверждения засовывались в прокрустово ложе концепции, а результат выдавался за научно обоснованный и фундаментальный.

   Текст Давидиса, разумеется, не претендует ни на фундаментальность, ни даже на научность. Тут дело, возможно, даже не в сознательном подражании, а в следовании некоему общему «сислибскому принципу» в обращении с историей: принципу, кстати говоря, имеющему немало общего с марксистским подходом – провозглашается несколько не подлежащих обсуждению «аксиом», а остальные факты трактуются в соответствии с «линией партии».

   Есть, впрочем, и другая черта, бросающаяся в глаза сразу же, а именно привычка объяснять всю «специфику» российского политического развития наличием нефти и газа (и, соответственно, различия в таковой специфике с другими странами – отсутствием этих природных ресурсов). Эта политологическая, с позволения сказать, «общая теория поля», была сформулирована ЕГ, и благодарная сислибская публика с радостью пользуется этой «универсальной отмычкой» для объяснения любых общественных явлений. Следует этой традиции и Давидис, вынося этот фактор в первый (очевидно, самый существенный) пункт своих рассуждений.

   Ну что на это можно сказать? Видимо, недалек тот день, когда какой-нибудь сислибский «историк» приплетет нефть и газ в объяснение конфликта между Иваном Грозным и бежавшим в Литву князем Курбским. А чем иначе объяснить такой эмоциональный накал переписки?! «Что ты, собака, совершив такое злодейство, пишешь и жалуешься! Чему подобен твой совет, смердящий хуже кала?» (Иван Грозный – Курбскому, Письмо первое, 5 июля 1564 г.).

   Если же серьезно, то хотелось бы узнать, как, в таком случае, Давидис предлагает объяснять феномен успешной протестной деятельности в таких разнообразных (и удаленных друг от друга географически и исторически) странах, как, например, Иран 1979 года или Ливия и Египет 2011 года. Во всех этих странах добыча и экспорт нефти являлась важнейшей составляющей экономики, что, как показывает опыт, отнюдь не помешало успешному развитию протестного движения (замечу – по разным сценариям, что тоже намаловажно). Пока мы ждем ответа на этот принципиальный вопрос, обратимся к п. 2, тоже весьма любопытному.

   В п.2 мы узнаем, что на Украине есть Западная Украина, в то время, как в России ничего подобного не наблюдается. Видимо, будь у нас Западная Россия, Давидис и его сподвижники развернулись бы ого-го как, да вот грехи не пущают в этот оппозиционный рай.
   Не будем топтаться на той больной мозоли, что в России имеется город Санкт-Петербург, бывший на протяжении двухсот лет одной из европейских столиц и насчитывающий более пяти миллионов человек населения.  Активная протестная деятельность в этом городе теоретически могла бы оказать огромное влияние на события во всей России. Но – повторю – не будем о грустном, т.к. именно этот город, по иронии судьбы, дал России ее нынешнего царствующего правящего действующего президента. Такой конфуз случился, не в обиду будь сказано прочим уроженцам этого прекрасного города, который я искренне люблю. Но это так, мелочь в сравнении со следующим соображением.

   Давайте вспомним, что помимо Западной Украины существует еще и Западная Белоруссия. Ага? И вот тут-то конфуз получается гораздо более основательный, поскольку, в отличие от Западной Украины, где проживает от силы 15% населения страны, в Западной Белоруссии проживает более 25% населения.  Как, хотелось бы знать, проявляется благотворное воздействие западных земель и их населения на уровень развития демократии в Белоруссии? Сравнение с Украиной тут тем более правомочно и, можно сказать, напрашивается, поскольку ни та, ни другая страна не обладают волшебным, с точки зрения Давидиса, ресурсом в виде нефти и газа.  В-общем, действительно получается как-то «некругло», по образному выражению, слышанному мною на Кубани.

   Кстати, об этом. То есть, не только об этом, а о тех факторах, которые Давидис сваливает в кучу напоследок, не давая себе труда как-либо объяснить их влияние на современные политические процессы в Украине. (Оставим на некоторе время в стороне п.3, мы к нему вернемся позже). Итак, на прощание автор намекает, что мог бы привести еще многие серьезные аргументы в поддержку своей точки зрения и в качестве примера таковых указывает «/.../вопросы татаро-монгольского ига, крепостной зависимости, Запорожской Сечи, магдебургского права и т.д.»(с). Честно говоря, я страшно заинтригована этим «и т.д.», поскольку что-либо менее логичное и менее имеющее смысл в данном контексте, чем это перечисление, придумать сложно.

   Попробуем, тем не менее, взглянуть на эту кучу-малу попристальнее. По ходу дела не могу не отметить, что подобные «многозначительные» перечисления фактов – это еще один излюбленный приемчик ЕГ: таким образом у читателя создается впечатление, что автор знает гораздо больше, чем – по независящим от него причинам – может высказать. Возникает иллюзия глубины и некоего «энциклопедизма», способности компетентно рассуждать о данном вопросе (и – по ассоциации – о массе других вопросов) до бесконечности. Что ж, взглянем на уровень компетентности данного автора.

   Поскольку указанные явления просто перечислены через запятую, что именно имел в виду Давидис, сказать сложно. Приходится, так сказать, нащупывать смысл и руководствоваться наиболее очевидными коннотациями. Начнем – по порядку перечисления – с татаро-монгольского ига. Что тут главное? Прежде всего то, что для княжеств, существовавших на территории современной Украины, последствия татаро-монгольского нашествия были, несомненно, гораздо более тяжелыми, если не сказать – катастрофическими – чем для княжеств Северо-Восточной Руси. Собственно, Киевское княжество так и не оправилось от последствий разорения середины XIII в., так же, как и княжество Черниговское. Галицко-Волынское княжество сохранило политическую независимость, но утратило контроль над большой частью своих земель. Словом, татаро-монгольское иго, которое на территории современной Украины правильнее было бы называть татаро-монгольским нашествием, означало на практике конец исторического феномена, известного как Киевская Русь. Аргумент относительно того, что в конечном результате большая часть княжеств, находившихся на территории нынешней Украины, оказалась в составе Великого Княжества Литовского, так же приходится отмести по уже обсуждавшейся причине. В составе того же Литовского княжества находились и земли современной Белоруссии, что, как видим, не оказало на современную политическую реальность заметного влияния.

   Далее: крепостная зависимость. Не хочет ли Давидис поведать нам, что на территории Украины ее не было? Это было бы интересно, особенно если он сможет указать источники, из которых была почерпнута данная уникальная информация.

  Еще далее. Запорожская сечь. Тут такое дело получилось, что совсем, ну совсем «не кругло» выходит, почему я и вспомнила про Кубань. Дело в том, что Сечь в ее более-менее первоначальном виде прекратила свое существование с начала XVIII в. (см. Грамоту Петра I к украинскому народу от 26 мая 1709 г.). Российские войска сносили ее с лица земли дважды: в 1709 г. и- уже окончательно – после Манифеста Екатерины II от 3 августа 1775 г. «Об уничтожении Запорожской Сечи и причислении ее к Новороссийской губернии». 

   Сейчас как раз самое время пересмотреть еще раз замечательный старый фильм «Ночь под Рождество»: там запорожцы в Петербурге испрашивают аудиенции у Екатерины именно по этому поводу: «Помилуй, мамо, почто губишь верный народ?»(с).  Чем кончилась эта история, мы уже знаем: переселением запорожцев со чады и домочадцы в Новороссийскую губернию, а проще говоря – на Кубань. Там их потомки и проживают до сих пор, говорят на весьма интересном диалекте, а многие, за отсутствием национальности «кубанский казак»,  даже записываются украинцами в паспорте. Странно, что деятельность Давидиса и его соратников, похоже, не встречает активной поддержки в этом регионе. Нет, ну действительно, не странно ли?

   Ну и, наконец, весьма солидно звучащее словосочетание «Магдебургское право». Это серьезно, тем более, что действительно многие современные украинские города были субъектами этой системы городского права, предполагавшей самоуправление в весьма широком спектре социальной жизни: от экономики до судопроизводства.  Но и тут – такая незадача – мы упираемся в уже неоднократно встречавшийся факт: количество городов, обладавших этим правом на территории современной Белоруссии, не уступает количеству таких городов на территории современной Украины. Что – увы – никак не отражается на судьбах белорусской демократии. Такая незадача, действительно...

   После всех этих неуклюжих попыток, с позволения сказать, исторического анализа, невольно хочется понять: а зачем, собственно? Помимо уже упомянутого желания оправдать собственную несостоятельность? Вот тут-то и обращает на себя внимание п.3, к которому я обещала вернуться. Этот пункт включает в себя две мысли:

а)  в Украине «между патриотическим, национальным выбором и демократическим, европейским нет такого жесткого противоречия, какое /.../ существует в России»(с).
   Это, честно говоря, почти откровение. То есть, с точки зрения Давидиса, позиционирующего себя как либерала, оппозиционера нынешнему российскому режиму и прочая, прочая, прочая, «демократический, европейский» путь развития России противоречит ее национальным интересам? Данное высказывание не взято в кавычки, не приписывается никому другому, нет никаких указаний на то, что автор его не разделяет. Следовательно?..
б) «/.../ попытки преодолеть это противоречие /.../ в первую очередь, символизирует фигура А.Навального»(с). Вот это уже, как говорится, «горячо». Совершенно не исключено, что весь текст сочинялся именно ради этого тезиса. По этому поводу можно много что сказать. Например, можно спросить, как способствуют преодолению имперских пережитков имперские заявления Навального, например, его откровенно шовинистическая позиция по поводу Грузии и грузин? Как вписываются в эту концепцию ксенофобские высказывания Навального, в том числе и совершенно недавние, сделанные им в ходе «мэрской» избирательной кампании и уже после нее? Впрочем, в свете того, что было указано в п. а), все эти вопросы остаются риторическими. Достаточно очевидно, почему эта фраза так тщательно обыгрывается и так подчеркивается:  уж не по той ли самой причине, по какой в советское время авторы цитировали постановления последних съездов партии? Уж не держит ли Навальный держит свое ближайшее окружение под таким контролем, что от «свидетелей Навального» требуются постоянные доказательства лояльности? Впрочем, тут нельзя исключать и личного желания автора лишний раз лизнуть...

   К чему я все это затеяла, помимо, конечно, чисто профессионального интереса к историческому анализу? Да все к тому же, о чем я говорила уже много раз: история сложнее, чем она кажется. И не стОит пытаться оправдывать собственную слабость, если не сказать сильнее, ссылками на Запорожскую Сечь, а то как бы не послали на... Кубань. Создавать там первичные организации навальновской секты. Ну, и, конечно, всегда разумно следовать совету, данному в эпиграфе к этому посту: если очень чешется, лучше потерпеть и не трогать руками. Тогда, авось, пройдет.

Comments

susel2
Dec. 17th, 2013 06:09 am (UTC)
Египет - крупнейший производитель и экспортер нефти в Африке, не принедлежащий к ОПЕК. Доходы от экспорта нефтепродуктов составляют 10% всех гос. доходов и 38% экспорта.
Вы чем ко мне придираться (а я за свои слова отвечаю) поковырялись бы в тексте Давидиса: например, что он хотел сказать многозначительными намеками на крепостное право, Запорожскую сечь и фигурой Навального как символа преодоления исторического разлома.
kuzh
Dec. 17th, 2013 06:24 am (UTC)
Я вчера специально поинтересовался источниками. Египет - это 85 миллионов населения, добыча нефти на одного жителя (а ведь именно это важно, не правда ли?) невелика (хотя, конечно, больше чем в Белоруссии процентов на 70%). И причем тут ОПЕК?

И, вы пишете, что я к вам придираюсь, но вы-то к Давидису тоже придираетесь, причем в агрессивной форме.
susel2
Dec. 17th, 2013 08:26 am (UTC)
Значит, так: я Вам растолкую все насчет нефти, но надеюсь, что на этом толчение воды в ступе закончится.
Итак:
1. ОПЕК я упомянула лишь потому, что Египет - крупнейший производитель нефти в Африке, НЕ ВХОДЯЩИЙ в ОПЕК. Потому что есть другие производители, в ОПЕК входящие.
2. Добыча нефти на душу населения не имеет ни малейшего смысла. Смысл иммеет выяснять лишь одно: является ли страна чистым ЭКСПОРТЕРОМ нефтепродуктов или чистым ИМПОРТЕРОМ?
Выясняется это таким образом: из доли добычи нефти в ВВП вычитается доля импорта. Если остаток положительный - страна является ЧИСТЫМ ЭКСПОРТЕРОМ нефти, каковых во всем мире всего 40 штук.

ПО состоянию на 2012 год Египет является ЧИСТЫМ ЭКСПОРТЕРОМ нефти с долей чистого экспорта в 1,15% ВВП.
Повторяю, стран - чистых экспортеров всего 40 штук, и далеко не все из них - Кувейты и Саудовские Аравии.
В 2012 г. экспорт нефти принес Египту 11,2 млрд. долл.

Я ответила на Ваш вопрос по поводу Египта и нефти?
Я отвечаю за каждое свое слово.
Именно поэтому я, как Вы говорите, "придираюсь" к Давидису: он выдал дилетантскую мешанину под видом глубокомысленных рассуждений.
Да, таких рассуждений полнО, но мне попались на глаза эти. Попались бы другие - речь пошла бы о другом.
Повторяю: давайте перестанем молоть воду в ступе.
kuzh
Dec. 17th, 2013 09:50 am (UTC)
Извините, что у вас из чего вычитается, я не понял.
А применительно к нашей теме имеет смысл именно на душу населения.

Вот данные по Египту:
добыча - 725.68 (тыс барр/день)
потребление - 745.00.

Теперь экспорт/импорт (данные за 2012год).
Экспорт: нефть, нефтепродукты, газ - 8,311 млрд долл
Импорт: нефть, нефтепродукты, газ - 12,819 млрд долл
(http://www.ved.gov.ru/exportcountries/eg/about_eg/ved_eg/)