?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




Ассоциации, посещающие меня в последнее время, достаточно причудливы и, я бы сказала, непрямолинейны.

Втянувшись в обсуждение таинственных и – по мере расследования – представляющихся все более кошмарными, обстоятельств гибели российских миротворцев в августе 2008 года, я, конечно, не могла пройти мимо фантасмагорической истории, подробно изложенной в записях, доступных по следующим сноскам:

http://irakli.livejournal.com/34896.html


http://irakli.livejournal.com/35443.html


http://irakli.livejournal.com/35796.html

  Тем, кто не видел этих сносок и не читал указанный материал в блоге А.Илларионова, очень рекомендую прочитать эту историю. Хотя «историей» это можно назвать лишь с большой натяжкой: у ее героя нет конкретного имени (Голованов или Галаванов), неизвестно его воинское звание (лейтенант или подполковник), нельзя узнать, в какой воинской части он служил, есть расхождения относительно возраста его детей, да и вообще его хоронили в закрытом гробу, так что никто из членов его семьи не видел его мертвым, но зато похороны происходили целых три раза в разных местах.  Показания «свидетелей» относительно обстоятельств его гибели расходятся настолько, что невольно приходится брать это слово в кавычки, т.к. к одному и тому же человеку подобные «рассказы очевидцев» явно применены быть не могут.

  Словом, все это – иллюстрация, словно выполненная на заказ для тех убежденных противников «теории заговора», которые при любой попытке что-либо объяснить намеренной, заранее обдуманной и запланированной деятельностью спецслужб, начинают махать руками и требовать подать подать сюда немедленно «бритву Оккама».

Боюсь, в данном конкретном случае - единственное, для чего эта бритва может им пригодиться  – это зарезаться ею от отчаяния что-либо понять.                                                  
Пять лет расследований обстоятельств гибели таинственного осетинского «наблюдателя» не приблизили разгадку этой тайны ни на шаг. Первые жертвы (см. историю гибели лейтенанта Шевелева) российско-грузинской войны 2008 года были изначально запланированы как краеугольный камень, на котором впоследствии было возведено огромное здание российской пропаганды в международном масштабе. Естественно, что для тщательного сокрытия того, что именно произошло, были приложены особые усилия. Над этим работали профессионалы, и надо признать, что в случае Голованова-Галаванова им, по всей видимости, удалось полностью достичь своей цели.  По сравнению с этим всевозможные «тайны железной маски» из исторических романов кажутся, прямо  скажем, плодом неразвитого воображения.

  Собственно, в фантомной, едва прорисовывающейся фигуре Голованова-Галаванова  просматривается – именно благодаря его фантомной природе - весьма известный российский архетип: Подпоручик Киже. Он, как известно, сумел прожить бурную и полную приключений жизнь: от блестящей карьеры до разжалования и ссылки в Сибирь с последующим помилованием, генеральским чином и имением в тысячу душ, несмотря на то, что как такового его не существовало. Фамилия его была результатом описки полкового писаря, ну а уж дальше включилась в дело военная бюрократия. История, конечно, весьма невинная по сравнению с современными версиями, замешанными отнюдь не на писарских ошибках.

  Впрочем, архетип Киже в России настолько вездесущ, что, к счастью, далеко не всегда он так непосредственно связан с трагедией, предательством и убийством. Многие российские Киже живы-здоровы и даже, в подтверждение своего изначального, так сказать, мифа, добиваются известности и некоей славы.

 Проще всего, конечно, было бы начать с самой верхушки российской иерархии и указать (не пальцем, не пальцем! От этого меня бабушка отучила еще в раннем детстве!) легким кивком головы на подпоручика полковника верховного главнокомандующего Киже, недавно произведенного в кавалеры Большого креста ордена св. Карла (святого, прямо скажем, мелкопоместного (или, как сказали бы знающие люди в России, «местно почитаемого») по сравнению с... ну с кем бы его сравнить, в самом-то деле...  Да хоть со св. Георгием, чтоб далеко не ходить...  Но не будем сейчас заниматься сравнительной агиографией.

  Вполне в соответствии с архетипом, верховный главнокомандующий Киже получил свой орден тайно, и никто, даже выдавшая орден канцелярия, не желают (не могут?!) объяснить, за какие же заслуги сие отличие было ему пожаловано.  Можно было бы и далее углубиться в удивительные мифические обстоятельства жизни этого персонажа, но это, прямо скажем, неинтересно.  Неспортивно, так сказать.  В конце концов, абсолютно всем россиянам известно, что их президент – профессиональный шпион, и, следовательно, биография его – в соответствии с профессией – есть ни что иное, как «легенда».  Как хотите, так и воспринимайте это слово: хоть в узкопрофессиональном спецслужбистском смысле, хоть в самом широком: как синоним мифа, эпоса и прочих глубоких слоев коллективного бессознательного.

  А легенды, кстати говоря, бывают чрезвычайно разные, и создаются они по разным «рецептам». Впрочем, на кухню, где эти рецепты создаются и тестируются мы еще вернемся, а пока достаточно вспомнить, что миф далеко не всегда обязан быть героическим.  Скорее наоборот: для создания персонажа «из ничего» нет ничего более полезного, чем амплуа шута горохового.  Мало кому придет в голову задумываться о происхождении некоей политической фигуры, вдруг возникшей буквально ниоткуда, если эта фигура откровенно смешна.

  Это сейчас г-н Жириновский стал серьезен и речи свои в Думе произносит с вполне отработанным пафосом: в конце-то концов двадцать с лишним лет прошло с тех пор, как этот полковник Киже начал свою деятельность в российской политике. Сейчас уже, наверное, никто и не помнит (да и дурным тоном считается вспоминать) какой хохот стоял по поводу знаменитого «Мама у меня русская, а отец – юрист»(с). Какие вопросы после этого могут быть к человеку? Особенно если в своих текстах с  претензией на как бы реминисценции о детстве и юности («Последний бросок на Юг», «Плевок на Запад», «Последний вагон на Север») этот человек откровенно юродствует, жалуется на то, что в детстве ему приходилось долго стоять в очереди в баню, а в институте девушки-однокурсницы относились к нему с презрением?! (Были, были у меня на полке эти произведения, но ведь наверняка какой-нибудь гость  взял почитать, да так и не вернул: я же помню, как оживлялась вся компания, стОило зачитать вслух пару-тройку цитат из этих опусов!) Так что за точность цитат не ручаюсь, но за смысл - абсолютно. Такое не забывается. И что же? А то, что никому и в голову не пришло поинтересоваться тогда, по какому все-таки военному ведомству служил «старик Юристыч», как его называли тогда. Откуда взялись вдруг средства и людские ресурсы для организации достаточно многочисленной (сразу многочисленной, заметим!) партии, для распространения массовыми тиражами брошюр, откуда взялось время на телевидении, пристальное внимание СМИ... От Киже-Жириновского ждали клоунады, и получали ее в таком количестве, что это, казалось, объясняло все: он же всегда загнет что-нибудь эдакое...  И – что уж совсем непостижимо, казалось бы – никого не поразило то, что с момента выхода на политическую арену (1989 г.) до момента, когда на президентских выборах этот «шут гороховый», каковым считало его большинство, занял третье место с 7,8% голосов прошло всего два года! Слишком смешно все это было, слишком несерьезно, слишком абсурдно, да?

  А еще через два года, после короткой Гражданской войны 1993, на выборах во вновь организованную Думу, партия по руководством лейтенанта капитана (да в том-то и дело, что никто не знает, в каком он был тогда чине!) Киже заняла первое место, набрав  23% голосов!  Как это было в старом советском анекдоте? «У вас есть ткань какой-нибудь веселенькой расцветки??» - «Да у нас тут все – обхохочешься!»(с)

    Бывает, конечно, и так, что все организовано всерьез. Или – как бы всерьез. Пытаясь объяснить этот феномен, корифей российских политтехнологий С.Белковский прибегает к такой вот литературной аллегории: «Навальный – типический субъект эпохи постмодерна. Где миф политика может не иметь вообще ничего общего с политической личностью и живет совершенно автономной жизнью, как нос коллежского асессора Ковалева»(с). Лукавит, конечно, г-н Белковский.

  Постмодерн – это очень богатое слово, и, кстати,  раз уж речь зашла о словах, то мне чрезвычайно приятно и лестно, что такой видный мастер слова, как г-н Белковский не считает для себя зазорным читать мои тексты и использовать некоторые мои идеи, метафоры и образы.  Нет-нет-нет, ничего криминального, никакого, Боже упаси, плагиата. Просто как-то так получается, что напишу я у себя тихонечко про г-на Н. как козла-провокатора, ведущего стадо на бойню – и, глядишь,  г-н Белковский об этом упомянет, поговорю о зомбировании «навальнят» при помощи американских технологий – и г-н Белковский туда же, своими словами, естественно. Это – не вступая в дискуссию  о том, кто из нас первый сказал: «Э-э-э!» по поводу perestroyka lite ("Перестройка-2" в варианте Белковского) или о жене Юле и ее потенциальной роли чай чего случись с самим Навальным...

  Нет, я отнюдь не хочу впасть в грех гордыни, который, как известно, мать всех прочих смертных грехов. Так что пусть лучше будет так, что мы с г-ном Белковским – ну я не знаю – получаем одни и те же информационные волны из ноосферы Земли. Так лучше будет? Да, наверное, так как-то во всех отношениях приличнее. И позволяет нам вернуться к основной теме: к виртуальным персонам в российской политике, существование которых г-н Белковский легко объясняет наличием компьютерных технологий и идеологией постмодерна, а я – практической необходимостью, как ни прозаично это звучит.

  Собственно, ничто не может иллюстрировать технологию создания подпоручика Киже из ничего, из вакуума при температуре, близкой к абсолютному нулю, более ярко и выпукло, чем тексты самого г-на Белковского. Под предлогом критического разбора деятельности этого персонажа (и даже демонстративно укладывая чемоданы на случай, если он когда-то в обозримом будущем придет к власти) г-н Белковский ткет прямо у нас на глазах образ – не побоюсь этого слова – супермена. Мастерство словоткачества при этом продемонстрировано высочайшего класса, и Бог уж с ними, с образами и метафорами, пусть пользуется на здоровье мэтр провокации, раз ему что-то у меня приглянулось! Его методы надо изучать и изучать!

 К чему сводится общий посыл этих блестящих статей? К тому, что г-н Навальный – и эта фраза сама по себе политтехнологический шедевр! – «существо более высокого порядка, чье мышление гораздо глубже и объемнее. Он не националист, не либерал и уж тем более не олигархическая марионетка. Он — везде и нигде, в этом его сила»(с). По сравнению с этим все остальное –  заявление о полной независимости Навального как от силовиков, так и от олигархов, сравнение его с  Манделой и Лимоновым, объявление его единственным «взрослым», возглавляющим «крестовый поход детей»(с) – это лишь переодевание в современную (и при этом штатскую) одежду вполне сформированного Подпоручика Киже, успешно уклонившегося от службы в армии и решившего заняться политикой, как делом более безопасным и многообещающим.

  Создав убедительный, объемный и во всех отношениях приближенный к идеальному образ Политика Киже, г-н Белковский, как бы против своей воли, не желая того, доказывает себе и всем окружающим что да, вот – живет и действует среди нас Реальный Политик, возможно, единственный на все несчастное Отечество наше... Хоть, конечно, он и потенциальный тиран похуже Путина, но от этого, как ни странно, образ становится только более живым и доступным пониманию.

  После этого никому уже не интересно знать, откуда взялся г-н Навальный и как это так получилось, что нет у него ни одноклассников, ни однокурсников, ни приятелей по детскому саду, ни-ко-го. Вот если я, допустим, по какому-нибудь чудовищному недоразумению оказалась бы кандидатом в мэры Москвы, мне страшно представить, какое количество народу немедленно вспомнило бы про меня истории – надцатилетней давности, в том числе и те, о которых я сама давно забыла. Живы, слава Богу, и здоровы те, кто сидел со мной за одной партой и те, у кого я списывала домашние задания по алгебре. Те, кто был со мной на картошке и учил меня водить трактор с риском для собственной и моей жизни. Те, кто оказался вместе со мной в экспедиции в Средней Азии и пережил в связи с этим незабываемые приключения...  Да это ж и представить невозможно, каким количеством друзей, знакомых, приятелей и просто приятных людей (и не очень) мы обрастаем даже только за первую половину своей жизни!

 А г-н Навальный, равно как и супруга его Юля, словно с необитаемого Марса упали в наш грешный мир. У марсиан такого рода, конечно, могут быть свои преимущества: как отмечает тот же г-н Белковский, «Навальный лишен обязывающих личных привязанностей»(с). Но и на размышления это тоже наводит. Как ни старается г-н Белковский отвлечь нас открывающейся перспективой, нет-нет да и оглянешься назад и подумаешь: все-таки что-то они там не доработали при создании этой конкретной легенды. Не подумали о том, что какое-никакое прошлое даже Политику Киже необходимо. Вот у Жириновского были воспоминания о бане железнодорожников и ИВЯ. У ВВП – школа дзюдо и юридический факультет. А у Навального – ну совсем ничего, кроме невнятного обучения в Лумумбарии (который он окончил непонятно, когда), да раздутых до небес трех месяцев ознакомительной программы в Йеле. Для Киже этого, может, и достаточно, но для живого человека все-таки маловато. Может, потому так и старается мэтр Белковский, организовывая Киже-Навальному блестящее будущее, раз уж с прошлым вышла такая накладка?

  Собственно, оглядываясь на все эти весьма разнообразные примеры того, как создаются фантазмы, иллюзии и целые массовые галлюцинации в российской действительности, понимаешь, что главная их особенность (если можно ее так назвать) состоит в том, что для большинства людей все это – как бы априори заданная реальность. Никто не ожидает от политиков правды. В последнее время создается такое ощущение, что и реальность политических деятелей мало кого волнует. (Этот процесс, доведенный до блистательного и совершенного абсурда, был прекрасно описан В.Пелевиным в «Поколении «П»»). Именно поэтому мне представляется полезным вычленить и описать хотя бы методы, коими манипулируется общественное сознание и производится подобное впечатление.  Я же обещала экскурсию на кухню этого дела. Итак:


  1. Ситуация типа «осетинский наблюдатель», когда необходимо скрыть подробности некоей секретной операции (как правило, повлекшей за собой жертвы или иные трагические последствия). То же самое относится к ситуации «Норд-Ост» и им подобным.


В этих случаях дезинформация в отношении личностей погибших (или тех, кто обвиняется в трагедии) становится массированной. «Показания очевидцев», специалистов, коллег и родственников настолько противоречивы, многочисленны и запутанны, что выяснить истину, как правило, не представляется возможным. Массированность ложной информации в данном случае играет решающую роль. В этом случае личности жертв (или других лиц, чью идентификацию необходимо предотвратить) рано или поздно становятся легендарными в самом буквальном смысле этого слова.



  1. Ситуация «полного молчания». Используется в тех случаях, когда статус лица, по поводу которого может проводиться расследование, достаточно высок, а возможности прекратить нежелательное расследование – достаточно широки. В этом случае Система действует по линии наименьшего сопротивления и просто не утруждает себя «умножением сущностей». Как ни странно, метод этот вполне эффективен и считается у части российского населения едва ли не неотъемлемой прерогативой «власти»: быть недоступной и непознаваемой в принципе.




  1. Ситуация ввода на политическую арену неоднозначной и противоречивой фигуры, призванной отвлечь на себя внимание большой части политически активной аудитории. В этом случае часто создается как бы «шутовской» персонаж с заведомо «заниженным» уровнем воздействия, рассчитанным на условного «простого человека». Такому персонажу создается соответствующая биография – с запоминающимися юмористическими деталями, ему позволяются практически любая риторика, вплоть до самой яростной критики существующего режима, т.к. подобные речи, нарочито доведенные до абсурда («вымыть сапоги в Индийском океане»(с)) лишь способствуют закреплению созданного персонажа в памяти целевой аудитории и росту его популярности как развлекательного элемента в политике, что, собственно, и было изначальной задачей проекта.




  1. Один из наиболее рискованных маневров такого рода – запуск одновременно нескольких «проектов» без тщательной подготовки «легенды», как это было в случае Жириновского, которого готовили весьма основательно. В отличие от него г-н Навальный, несомненно, был лишь одним из таких запущенных экспериментальных «проектов», и по результатам "полевых испытаний" он оказался наиболее успешным, наиболее многообещающим в плане возможностей его дальнейшего использования и наиболее поддающимся контролю со стороны Системы. Отсутствие тщательно подготовленной (или хотя бы более-менее убедительной) легенды прошлого г-на Навального (он действительно производит впечателение парашютиста, приземлившегося посреди российской политики из неких горних высот) может свидетельствовать именно о том, что изначально он не рассматривался как наиболее вероятный инструмент для произведения необходимых тонких операций над российским протестным движением, и именно поэтому пока мы наблюдаем достаточно интересный и в каком-то смысле уникальный феномен Политика Киже (и его супруги), не имеющих никакого осмысленного прошлого. У меня нет ни малейших сомнений, что работа в этом направлении уже идет, и в ближайшее время мы можем рассчитывать на появление в публичном пространстве каких-никаких друзей детства, подруг по даче или, на худой конец, однокурсников или первых учительниц Алексея и Юли. В конце концов, это совсем не так трудно организовать.



  Как видим, меню довольно разнообразное, и  требующее значительной обработки  исходного материала. Да и то сказать: это ведь даже не вполне кухня: это, скорее, алхимическая лаборатория. Все-таки не блины пекут специалисты из соответствующих организаций, а практически создают Гомункула в своей спецслужбистской реторте. А это – дело тонкое, и не у каждого алхимика получалось. И ничего, что архетип – один и тот же, зато какое разнообразие костюмов и аксессуаров!  Но если приглядеться – все-таки он. Подпоручик Киже.

 А еще в этой связи есть такая поучительная история: когда Государь (кажется, по случаю присвоения Киже генеральского звания) пожелал дать ему аудиенцию, это, разумеется, вызвало среди бюрократов вполне понятную панику. Доложить об истинном состоянии дел никто решиться не мог, так что в конце концов известили Государя о том, что полковник Киже скоропостижно скончался, и, следовательно, представиться лично не может. На что Государь задумчиво ответил: «Жаль, отличный был офицер!»
 Выводы из этого несложного моралитэ можно делать самые разнообразные. И все без исключения – поучительные для современных российских Киже.

Comments

kabud
Oct. 29th, 2013 11:52 pm (UTC)
а главное: кто таргетирован?
публично подаваемая дэза тем более стратегического значения, о причинах военной агрессии и т.п.

имеет всегда ряд разных целевых аудитори и для каждой вставляется СВОЙ бред.

1.Для Комиссии ЕС и подобного- свое

2.Для западной печати- свое(там ведь рейтинги главное)

3.для 'быдломассы' - свое и даже рзное для 'интелигентов ' прикормленных эхом лубянко и радиосвободой и для простой публики

ну и т.д.

По части фигур замещения для внутреннего употребленя граждан РФ: то там нечего и напрягаться. Главную фунцию традиционно выполняет водка и первый канал а также зона .ру. Потому и симулякры на кастингах подбираются лишь по принципу психологического потенциала обаяния-отвращения

Замечу что Белковский таки тырит активно: и у Пани Суслик и у меня и воопбще все что плохо лежит:

я веду целый список скосопи*енного этим клоуном.

А на самом деле его 'держат' как пугало. Точно как держали БАБ или держат до сих пор 'новодворская'. Сам Белковский конечно не понимает своей роли пугала, чем еще более делается смешон

Зря уважаемая пани Суслик вспомнила его 14 раз. Пугало не стоит больше 1-2 раз.

Edited at 2013-10-29 11:55 pm (UTC)
(Deleted comment)
kabud
Oct. 30th, 2013 05:57 pm (UTC)
кстати судьба Киже: для белковского
не для Карнавала,- карнавал по иерархии вероятно не ниже если не выше путяры. Он воммногом сам заказывает музон.
Такая по крайней мере рациональная теория, в первую очередь базирующаяся на полной тайне вокруг карнавала и его прошлого и членов его фиктивной семейки

а для белковского актуально как и для БАБа в прошлом
подумать про Киже.

Потому что в модели ПУГАЛА по умолчанию всегда в конце эксплуатации предусматривается ликвидация

Это любит плебс
(Deleted comment)
kabud
Nov. 15th, 2013 09:16 pm (UTC)
точно: полная поддержка
.