susel2 (susel2) wrote,
susel2
susel2

Раз БАБа нет, то все позволено!



     Вопрос: «почему?» - принять считать детским и не слишком серьезным. Однако, в последнее время он возникает все чаще и чаще, и, причем, в сфере, где подобные вопросы задавать, казалось бы, не принято.  Ну разве не наивно звучит подобная формулировка в применении к политике? К моему немалому изумлению я все чаще прихожу к выводу, что нет, не только не наивно, а, напротив, подобно многим, так называемым «детским» вопросам, именно такой подход позволяет увидеть те грани проблемы, которые раньше ускользали из сферы внимания. Этот вопрос прозвучал и в
ходе обсуждения моего недавнего текста, приходилось его встречать неоднократно и в других блогах, и в СМИ: «Почему Собянин затеял досрочные выборы, и почему именно сейчас?»

      И ведь действительно: почему-то никого не удивляет тот немаловажный факт, что между заявлением Собянина о том, что «досрочные выборы в Москве неуместны»(с) и его отставкой с поста мэра и объявлением о досрочных выборах, на которых он собрался баллотироваться как «независимый кандидат», прошло меньше четырех месяцев.  Казалось бы... Впрочем, тут необходимо остановиться и, как говорил один мой знакомый философ, «определиться с категориями». Никто, надеюсь, не считает г-на Собянина независимым политическим агентом, способным принимать решения о собственной отставке и, уж тем более, о назначении досрочных выборов в столице России? Это я к тому, что в недавнем своем замечательном тексте на смежную тему esli_mysli привела цитату из г-на Медведева, в которой тот всерьез рассуждает о том, какие-такие политические расчеты, какие «ресурсы поддержки» побудили Собянина пойти на этот неожиданный шаг. Я, вслед за esli_mysli, к этим глубоким рассуждениям г-на Медведева отношусь так, как они того и заслуживают:  весьма скептически. Но если кто-то из моей аудитории готов принять на веру то,  что вопрос о выборах московского мэра может решаться где-то, кроме как «на самом верху», а -  если точнее -  кем-то кроме самого ВВП, то они могут не затруднять себя более чтением этого текста.  Рассуждения о Собянине как политическом деятеле скучны. Возможно, еще и этим объясняется тот факт, что о нем мало что говорится в ходе нынешней изибирательной кампании. Ибо скучно, бесплодно и – в конце-то концов! – это все не имеет к нему лично практически никакого отношения.  Мало того, что нет никакого «коллективного собянина» (это вообще нечто из фильма ужасов!), он и в личном-то плане весьма мало что значит. И это никакой не парадокс.

    Если принять как факт то, что решение о досрочных выборах в Москве было принято лично Путиным, и сделано это было, естественно,  в его собственных интересах, то это открывает довольно интересную, с моей точки зрения, перспективу. Забудем, наконец, про Собянина и посмотрим: а что такого привлекающего внимание, значительного произошло между серединой февраля и началом июня? Такого, что имело отношение непосредственно к Путину и могло как-то повлиять на его решения, планы и вообще,  не побоюсь этого слова, Weltanschauung?

    Просматривая календарь за 2013 год начиная с февраля, упираемся глазами в дату: 23 марта.  В этот день в Лондоне при до сих пор не вполне выясненных обстоятельствах скончался Борис Березовский. Расследование этой смерти – предмет отдельный, огромный и, прямо скажем, небезопасный. Не подлежит сомнению лишь несколько фактов:
1) смерть эта не была естественной;
2) она не была для Путина и его ближайшего окружения неожиданной (пресс-секретарь Песков отреагировал на первое же сообщение о смерти Березовского, появившееся в Фейсбуке, практически мгновенно: его знаменитый пресс-релиз о «покаянном письме» появился чуть ли не полтора часа спустя, и это – в субботу, без десяти десять вечера!);
3) Березовский был последним человеком, которому Путин был обязан своим нынешним положением, который знал все – большие и мелкие - подробности и тайны путинского прихода к власти и был тем последним «врагом», с существованием которого Путину приходилось по каким-то причинам считаться. Несмотря на то, что БАБ был в последние годы жизни ограничен (если можно так сказать) в средствах, в свободе передвижения и во всем, в чем только влияние ВВП –прямое или косвенное – могло его ограничить, он оставался для Путина неким «фактором риска». Если хотите, само существование Березовского в чем-то, пусть даже чисто психологически, «давило» на Путина. Тут мы, конечно, вступаем в сферу политического детектива, который будет раскручиваться еще долго и, возможно никогда не раскрутится до какого-то окончательного решения. Но с одним наблюдением, мне кажется, спорить нельзя: после смерти БАБа Путин заметно расслабился и начал откровенно и постоянно демонстрировать то, что раньше публика видела лишь мельком: эдакую пофигистски-отвязанную уверенность в себе.

    Совершенно блестяще эта новообретенная легкость и расслабленность была продемонстрирована во время много раз уже обсуждавшейся «Прямой линии»  25 апреля. Казалось бы,  почему в апреле? Какие такие итоги собрался подводить президент? Если он имел в виду годовщину «нового вступления в должность», так это – в мае... если итоги года – так вообще в декабре... Словом, непонятно откуда взявшаяся идея устроить эдакий «Триумф воли»(с), которая не только вполне удалась, но, прямо скажем, показала, что ВВП, вопреки многим, в том числе и близким к нему, ресурсам, находится в отличном расположении духа и вполне способен организовать (и выдержать!) вот такое непростое идеологически заряженное шоу. На фоне ручных сислибов, отечески выпоротых бывших министров и оттасканных за ухо журналистов Путин смотрелся очень и очень даже.

      Легкость – и не только в мыслях – необыкновенная продолжает сопутствовать Путину и далее. В мае он объявляет о своем разводе с женой, тем самым освобождаясь от последних – пусть уже ставших символическими  - обязательств. Да, возможно кому-то покажется странным, что ВВП мог ждать (или как-то организовывать) смерть БАБа для того, в частности, чтобы полностью расслабиться, наконец,  оттянуться в прямом эфире, развестись с женой (а потом еще и поговорить с овощами, поцеловаться с щукой, пожать ласту моржу и вообще зажить, наконец, в свое удовольствие!), но вот именно на это все и указывает. Путин – по многим свидетельствам – человек, чрезвычайно серьезно относящийся к своим личным обязательствам (не путать с обязательствами Президента перед страной!). В конце концов давайте не будем забывать, что к власти полковник Путин пришел едва ли не чудом, а феями, организовавшими это чудо, были Б.Н.Ельцин и Б.А.Березовский.  По отношению к Ельцину Путин до последнего строго соблюдал все взятые на себя обязательства.
    С Березовским ситуация сложилась по-другому: эта фея превратилась в страшную злую колдунью. Пока он был жив, все свои силы, всю свою умственную энергию, все ресурсы, какими он мог располагать Березовский прилагал к тому, чтобы любым способом убрать Путина.  Вспомним, хотя бы, его знаменитое «Покаяние», опубликованное на Прощеное Воскресенье 2012 года, пришедшееся на 8 марта. (Не странно ли, право, что погиб он практически точно через год? Совпадение? Бывает...) Со смертью Березовского Путин избавился от главной своей головной боли. Но не от последней.

    Последней головной болью – последним неудобством, если хотите, в ныне свободном от всяких обязательств жизненном пространстве Владимира Путина осталось российское протестное движение, некая «оппозиция», которая хоть и не добилась пока никаких серьезных успехов, но вот продолжает настаивать на нелигитимности нынешней российской власти, устраивает периодически – пусть не слишком многочисленные – но все-таки митинги, особенно в Москве, где это особенно неприятно. Словом, оппозиционное движение, в том числе и в его ипостаси КСО, оставалось последней  морщинкой на идеально ровном полотне дальнейшей приятной жизни, как представлял себе ее, видимо, ВВП.

    Вот тут и начинает формироваться идея организации досрочных выборов московского мэра с тем, чтобы одним ударом убить сразу столько зайцев, о скольких не мог мечтать никакой барон Мюнхгаузен.  Кстати, вполне возможно, что непосредственные разработчики этой  идеи припомнили и «виртуальные выборы мэра Москвы», прошедшие в 2010 году, на которых А.Навальный занял убедительное первое место. Так или иначе, с апреля в поведении г-на Навального наблюдаются довольно интересные перемены. С одной стороны, он демонстративно кушает креветки на банкете в Кремле, с другой – начинает откровенно проявлять пренебрежение – если не сказать сильнее - к своим коллегам по КСО. Кстати, одновременно с этим в КСО появляется новый ответственный секретарь, вместе с которым г-да Навальный и Давидис практически парализуют работу КС, организуют подлоги и фальсифицируют голосования... Но об этом уже столько говорилось, что, пожалуй, вдаваться не стоит. Именно в апреле, видимо, г-н Навальный и сделал окончательный выбор в пользу той роли, которую он с тех пор весьма успешно играет. Какова эта роль? Ну, за историческими примерами далеко ходить – увы – не приходится.
    Тут, кстати, можно сделать лирическое отступление и – вполне в духе русской литературы – вставить эдакое как бы ни к чему не относящееся эссе:


*******
Повесть о капитане Копейкине Ляскине

    Повесть – это, на самом деле, громко сказано. Скорее, это – впечатления, собранные из бесед с несколькими людьми, так или иначе связанными с Болотным делом и оказавшимися в результате «теплых бесед»  со следователями в вынужденной политической эмиграции. Люди, прошедшие через Следственный Комитет, естественным образом, начали тяготеть друг к другу, спрашивать друг друга: какие задавали вопросы, чем особенно интересовались следователи, ну и все такое. Поскольку люди эти были все в большинстве своем неглупые, некоторые закономерности в результате таких взаимных опросов выяснились довольно быстро: во-первых, Болотное дело пытались раздуть действительно до масштабов «Поджога Рейхстага», т.е. до попытки свержения государственной власти на деньги и при помощи иностранных держав. Для этого практически всех свидетелей спрашивали о деятельности так называемых «Вильнюсских лагерей», в которых принимали участие многие видные деятели протестного движения, пытались, также,  выяснить, что кому было известно о судьбе 30 тыс. долларов, увязываемых с Гиви Таргамадзе, ну и протягивали от всего этого ниточки прямо к Болотной. Воссоздавая логику следствия, люди, надо сказать, приходили к выводу, что правильно они сделали, что уехали (некоторые практически не заходя домой, в чем были), поскольку все шло к тому, чтобы вменить обвиняемым отнюдь не сопротивление полиции при помощи авоськи или, скажем, снятой с ноги туфли, а, как я уже говорила, ни много – ни мало попытку гос. переворота на 30 тысяч долларов.  Но это, так сказать, побочный сюжет, как он ни занятен сам по себе.

    В нашем случае интересно другое. В ходе обмена впечатлениями о допросах люди выяснили одну любопытную закономерность. В принципе, все показания записывались следователями совершенно правильно и корректно. За исключением одной – видимо, заколдованной – фамилии. В число организаторов «Вильнюсских лагерей» входил некто Николай Ляскин. Он занимался и финансовой стороной дела, и вообще был там заметной фигурой. Если эта фамилия упоминалась свидетелем, из протокола она удивительным образом всегда исчезала. Все остальные фамилии оставались, а эта – как корова языком... Если кто хочет вспомнить поконкретнее, кто такой это г-н Ляскин, то он был начальником штаба г-жи Чириковой во время ее кампании в Химках.  А также – думаю, никто уже не удивится – он же является руководителем Московской организации партии Навального «Народный альянс».

   Так вот.  Как только эта интересная закономерность с исчезающей фамилией была выявлена и подтверждена,  г-ну Навальному эту информацию, естественно, передали. Собственно, не надо быть семи пядей во лбу для того, чтобы догадаться, почему одна и та же фамилия (и никакая другая) упорно исчезает из протоколов «бесед» со свидетелями. Навальный – как меня уверили мои собеседники – полностью в курсе этой ситуации. Как он отреагировал? В качестве кандидата на пост мэра Москвы он назначил Николая Ляскина своим кандидатом в сенаторы от Москвы. Эффектно?

    Кстати, любопытный штрих к этой истории: помните, как Навального задержали при подаче подписей? Ну, да, задержали, сфотографировали и отпустили.  В тот же день в Москве – буквально на ровном месте, вообще без каки-либо причин – был задержан еще один человек. Кто? Правильно. Зачем? Да, в-общем-то за тем же. Для нарабатывания протестной репутации, ясное дело.

*******


    Возвращаясь же к основной теме данного поста: почему московские выборы затеяны именно сейчас, и почему для их осуществления привлечен именно Навальный, можно, пожалуй, сформулировать следующие выводы:
Смерть/убийство Березовского избавило Путина от последнего серьезного врага, которого он, по-видимому, всерьез опасался. Избавившись от БАБа, Путин решил не терять времени и обеспечить себе полное спокойствие и, как было в свое время принято говорить, «уверенность в завтрашнем дне» на много лет вперед. Для этого и организуется спецоперация «выборы московского мэра», в которой главная роль, как мы все можем наблюдать, отведена г-ну Навальному в окружении агентов спецслужб и специалистов по элетронным махинациям (но это так, к слову пришлось). При помощи московских выборов Путин одним ударом снимает патину нелигитимности со своего режима (именно для этого нужна массовая явка, которую истово обеспечивает Навальный), а заодно обеспечивает полный контроль над «оппозицией», ныне сплотившейся с маниакальным  упорством вокруг все того же Навального.

    На самом деле, результаты уже вполне впечатляющие. Всего за пару месяцев Навальный добился того, чего режим не мог добиться за несколько лет:
1. он успешно расколол и практически ликвидировал российское протестное движение, сведя всю его программу и требования к "Навального - в мэры Москвы!".
2. он сконцентрировал вокруг себя абсолютное большинство оппозиционно настроенных людей и - в особенности - лидеров оппозиции.
3. вокруг Навального организовался сплоченный, дисциплинированный и "обкатанный" в работе ближний круг активистов, численностью в несколько тысяч. Эти люди (по словам самого Навального, "преимущественно агрессивно настроенные молодые сильные мужчины") готовы по призыву своего лидера на практически любые действия.

    Таким образом в руках у Путина отныне сосредоточены все нити, причем дергать за них можно, не привлекая к себе особого внимания. Проиграет Навальный выборы - и кто удивится тому, что несколько тысяч молодых людей устроят агрессивные акции протеста? Пойдут, согласно "шутке" Навального, "поджигать Думу"? И кто обвинит власти в том, что они это дело прекратят и закатают несколько сот (а, может, и больше) подвернувшихся под руку политических активистов за решетку? И устроят по этому поводу реальный огромный показательный процесс, по сравнению с которым Болотное дело покажется тем, чем оно, собственно и является - подготовительной операцией?
   И кто удивится, если лидеры "оппозиции" во главе с Навальным, проиграв на "конкурентных" выборах мэра, согласятся продолжать участвовать в "политической реформе" режима? Для них будет создан уютный "самоуправляемый бантустан", который будет якобы "на равных" участвовать в политической жизни России и исправно поставлять своих представителей во все "конкурентные политические процессы", проводимые режимом.

    Режиму от этого сплошная польза: создается впечатление того, что и впрямь идет развитие в некотором "либеральном" направлении, в сторону "реформы". Словом, позитивное ощущение некоего движения и одновременно – стабильности создается у всей абсолютно «элиты»,  включая, что немаловажно,  и лидеров "оппозиции". Одновременно - демонстрируется наличие серьезной силы и решимости ее применить в случае необходимости. Среди населения, похоже, сейчас есть серьезный запрос на "твердую руку", вот оно и получит наглядную демонстрацию того, как это делается.


    Словом, после смерти БАБа Путин хочет, наконец, пожить в свое удовольствие. И в данный момент мы наблюдаем за тем, как он организует себе последующие как минимум 15 лет спокойного, беспечального существования. «Я опущусь на дно морское, я поднимусь под облака...»(с). Только очень ошибутся те, кто всерьез примет все эти проявления хорошего настроения и отвязанного пофигизма за признак того, что, мол, президент «не вполне отдает себе отчет в происходящем», как это пытается представить С.Белковский. Ну, мы знаем, почему Белковский об этом говорит. Ему положено.

    А всем остальным (будучи занудой-историком) хочу напомнить довольно известную байку о том, как знаменитый конклав 1314-1316 гг (да, два года кардиналы не могли избрать Папу!) в конце концов, будучи уже посажен под замок французским королем Филиппом V и под угрозой оказаться на хлебе и воде пришел-таки к единству мнений и избрал самого старого, самого немощного и практически на глазах у всех дух испускавшего кардинала Жака Дюэза.  Как только избрание свершилось, Жак Дюэз (вскоре принявший имя Иоанна XXII) встал, встряхнулся и провозгласил «Осанна!» таким мощным голосом, что все присутствовавшие приуныли. И не зря. Мнимый умирающий просидел на Святейшем престоле еще восемнадцать лет и пережил большинство  тех, кто его избрал.
   Не думаю, что ВВП – большой знаток истории. Но вот что удерживать власть и плести интриги он вполне еще способен – видимо, факт. А что? Раз БАБа нет...
Tags: tempora et mores, urbi et orbi
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →