susel2 (susel2) wrote,
susel2
susel2

Categories:

Материализация духов в ожидании раздачи слонов

Наблюдая за тем, что делается в последнее время на радиостанции «Эхо Москвы», не могу отделаться от странного ощущения, что там происходит какое-то столпотворение. Видные (и не очень) сислибы толпятся, размахивая листочками с текстами, отпихивают друг друга локтями, пытаются пробиться на авансцену, а А.Венедиктов только знай себе покрикивает: «В очередь, сукины дети, в очередь!»


А иногда ААВ выбирает из толпы кого-нибудь поинтереснее, делает ему некий знак – и вуаля! – мы читаем очередной текст, в котором его автор искренне «разоружается перед партией», отрекается от всех ближних и дальних союзников и торжественно клянется никогда-никогда не вести против существующего режима политической борьбы. Казалось бы, переплюнуть в этом жанре г-на Немцова, фактически давшего обет обеспечить ВВП еще как минимум 11 лет во власти, невозможно.  Ан нет. Пробился в информационное пространство со своим длинным и сумбурным текстом г-н Кац и напомнил нам всем, что нет ничего невозможного, и что Достоевский – это, к сожалению, гораздо более наше все, чем Пушкин.
   Когда некоторое время назад я писала о том, что г-н Кац привносит в деятельность КСО аромат достоевщины, я и помыслить не могла, как скоро и сколь точно он подтвердит эту мою мысль. Все рассуждения г-на Каца – разумеется, со скидкой на отсутствие литературного дарования – вполне, вполне в духе героев Федора Михайловича, получающих наслаждение от публичных покаяний, от предательства и даже от осознания собственной ничтожности. Впрочем, даже здесь мне не все понятно: ведь если молодой человек пишет следующие слова о людях, которых преследуют за их политические взгляды: «...если даже к ним внедрился кто-то из ФСБ и собрал оперативную информацию, чтобы остановить их планы, то я говорю ему «спасибо», а вовсе не «мразь»», то, значит, он надеется, что где-то с ним будут продолжать здороваться, кто-то будет принимать его у себя дома?.. Вот уж, действительно, достоевщина, влезать в которую совершенно не хочется... Впрочем, возможно, он рассчитывает, что его недавний соавтор в сочинении побасенок для детей на исторические темы, г-н Чубайс, введет его в круг новых знакомых, выгодно отличающийся от того убожества, в котором ему поневоле приходилось до сих пор вращаться?..
   Именно этой проблеме г-н Кац и посвящает значительную часть своего текста. Собственно, его сочинение и не заслуживало бы никакого внимания, если бы не эта тема: следует ли объединяться оппозиции, и, если да, то по какому принципу, с кем и зачем. Для себя г-н Кац решил эту проблему, клятвенно пообещав больше никогда и ни с кем ни в какие политические организации не вступать, а ограничиться полезными делами по части градоустройства в дозволенных законом рамках. Ну, и Бог с ним совсем, он – далеко на самая приятная материя для обсуждения, хотя, боюсь, все же будет продолжать всплывать в общественной жизни России. Согласно законам физики.
       Вопрос же о том, следует ли протестному движению объединяться, действительно чрезвычайно важен и в последнее время часто мелькает в обсуждениях самых различных тем, связанных с политической ситуацией в России. Ответов на этот вопрос может быть много, и лежат они в самых различных плоскостях: от сугубо практической, применимой к текущей ситуации и ближайшему будущему до более теоретической, скорее относящейся к стратегии организации протестного движения в целом.  Начнем с того, что ближе.
   И тут возникает следующая проблема: а что мы понимаем под словом «объединение»? Если про этим словом понимается создание структуры, способствующей формированию в России гражданского политического общества, то это, несомненно, не только нужно, но абсолютно, насущно необходимо.  Абсолютно необходимо России то самое «место для дискуссий», которым в странах с реально действующей демократией является парламент. Роль КСО в этом смысле оказалась невероятно ценной. Несмотря на все свои многочисленные недостатки, несмотря на сковавший его паралич, КСО сумел выполнить одну важнейшую функцию: он выявил и фактически сформировал несколько потенциально вполне действенных политических сил, способных в дальнейшем развиваться далее и принимать какие-то более конкретные формы.
   Прежде всего, полностью проявила себя многочисленная (что не удивительно) фракция квази-оппозиционеров сислибского разлива. О том, в чем состоит их «квази» суть – чуть позже, но, тем не менее, отрицать то, что именно при помощи КСО сислибам удалось весьма удачно перетасовать свою колоду, выбрать наиболее перспективного лидера и сформулировать основные принципы своей будущей деятельности, невозможно. Большая часть ГГ, ГН и отдельные «свободные радикалы» после некоторого броуновского движения притянулись, в конце концов, к Немцову, да там и остались. Именно в результате, казалось бы, бесцельных прений в КСО стало очевидно, кому с кем по пути из нынешних оппозиционных деятелей, и то, что весьма многие из них пришли к выводу, что все дороги ведут к Чубайсу, не может, конечно, радовать. Но и удивлять, наверное, тоже не может.
   Выкристаллизовались и другие, до тех пор достаточно аморфные, силы протестного движения. Работа в КСО (все та же «говорильня») способствовала тому, что люди, близкие по духу, смогли сделать следующий шаг вперед и сформулировать некоторые принципы для дальнейшей совместной работы или даже для создания каких-то политических движений или партий. Так, сформировалось мощное интеллектуальное ядро либеральной фракции КСО: часто упоминаемые на одном дыхании Каспаров-Илларионов-Пионтковский. У них есть активные сторонники из числа более молодых членов КСО и за его пределами. Во что разовьется это ядро, пока сказать трудно, но потенциал, разумеется, здесь заложен огромный. Структурировалась и националистическая фракция КС: националисты получили возможность сформулировать общую платформу и принципы, объединяющие различные группы этого политического направления. Есть ли здесь потенциал для создания нового движения? Вполне возможно.
   Таким образом, мы видим, что по крайней мере три крупных и популярных идеологических направления  современного гражданского политического общества России оказались структурированными именно в результате деятельности некоего «объединяющего» органа, каковым был КСО в его ипостаси прото-парламента. Эту свою функцию он вполне выполнил, и если речь идет о том, нужен ли подобный орган российской оппозиции в будущем, то ответ, мне кажется, должен быть, несомненно, положительный. Да, нужен. Такого количества информации о каждом деятеле протестного движения в отдельности, а также об их способности и желании работать коллегиально, об их нравственных и этических представлениях, об их политических идеалах, как мы получили в процессе деятельности КСО, мы бы иными путями не получили никогда за долгие и долгие годы. Ценность этого опыта переоценить невозможно. Это, кстати, поняли и деятели сислибов. Именно поэтому они и постараются прикрыть «проект КСО»: им прозрачность и публичность дискуссий совершенно ни к чему. И так достаточно расчехлились за последние семь месяцев, хватит. Пора возвращаться к нормальной, привычной кулуарно-закулисной схеме.
   Вернемся, однако, к идее объединения протестного движения. Отметив ту положительную роль, которую сыграл КСО как некая объединяющая структура, сделавшая возможным диалог самых различных сил российской оппозиции, попробуем ответить на призыв, который то и дело слышится в обсуждениях нынешней политической ситуации: объединяйтесь! Всем-всем-всем оппозиционным силам необходимо объединиться!
  И вот тут, естественно, возникает вопрос: «да, но на какой же почве?!.»(с) Когда создавался КСО, по крайней мере существовала иллюзия того, что сислибы и их – тогда еще имевшие видимость разнообразия – фракции имеют с прочим протестным движением хотя бы один общий пункт: против Путина. За сохранение режима, но ХОТЯ БЫ против Путина. Прямо скажем, почвы для объединения маловато, но, как говорится, хоть шерсти клок. Но теперь, буквально недавно, выяснилось, что и эта микроскопическая зона общих интересов исчезла! Сислибы публично подписались под обязательством обеспечить ВВП 11 – 12 лет спокойной жизни на российском престоле, что было подтверждено Немцовым, а затем – косвенно – и самим ВВП в его «прямом эфире» для всех, кто знаком с языком знаков российской власти (а знакомы, как теперь выясняется, очень многие). Так в чем теперь содержится суть протестного движения под руководством, скажем, Немцова? В мероприятиях по обеспечинию сохранности режима и выпуску пара протеста по мере его накопления? И на какой почве, на какой платформе можно объединиться с Навальным, если он вообще никак не сформулировал свои политические взгляды, если не считать недавнего заявления на «Дожде», что, в принципе, нужно делать все как наметил Путин (имелась в виду «Стратегия 2020), но только по-честному и без воровства? Это – платформа для объединения? Есть, конечно, еще новобрачная г-жа Собчак, похоже, поставившая своей задачей извести маленьких детей, мешающих ей наслаждаться жизнью, но, во-первых, ее программа была выражена совершенно непечатным языком, а, во-вторых, демографическая ситуация в России и без того достаточно печальна.
   Так о чем может идти речь в плане «объединения» всех сил оппозиции? Сислибы сделали это невозможным, фактически исключив себя из протестного движения в результате соглашения с режимом. Чрезвычайно ценно то, что, благодаря существованию КСО этот процесс стал всем очевиден. Печально то, что достаточно большое количество людей может пойти за этой фракцией, поскольку у них в руках сосредоточены огромные возможности для популяризации своей деятельности, привлечения к себе внимания и создания впечатления активной деятельности. Приходится признать, большинство «либеральных» СМИ в России находятся под контролем сислибов (что, как мы теперь видим, означает – и под контролем режима).
   В связи с этим возникает большой теоретический вопрос: так какой же должна быть генеральная стратегия оппозиционного движения для того, чтобы иметь шанс на успех? Тема эта – огромная, и, возможно, к ней придется вернуться еще не раз. Пока же – несколько размышлений об исторических прецедентах. Разумеется, когда речь идет о сопротивлении империи, у большинства людей возникает ощущение, что наиболее эффективным будет объединение всех сил в один кулак, создание централизованной структуры подобной той самой имперской, с которой приходится бороться. Этому способствуют и личные амбиции военачальников, вождей и прочих политических деятелей. Любой мало-мальски харизматический лидер спит и видит себя сокрушителем империи и – неизбежно – наследником имперского величия.
   На практике, однако, мы имеем нечто совершенно противоположное. До тех пор, пока галлы сопротивлялись Риму нецентрализованно, разрозненно, нападали то там, то тут, без особой системы, пользуясь случаем, завоевание Галлии продвигалось медленно, тяжело и мучительно. Как только галлы договорились, наконец, и Верцингеторикс объединил все анти-римски настроенные племена, наступил перелом в войне. Победа Рима стала делом времени.
   Еще более яркий пример мы наблюдаем гораздо ближе к нам – и во времени, и географически. Самая продолжительная война в истории России – Кавказская война XIX в. – продемонстрировала механику анти-имперского сопротивления  самым блестящим способом.  До тех пор, пока централизованная российская имперская бюрократия была вынуждена вести войну против десятков самостоятельных общин, вождеств и племенных образований, она была практически бессильна, что и было доказано пятьюдесятью годами бесплодных военных усилий. Это - далеко не уникальное явление. Вспомним хотя бы трагический опыт англичан в Афганистане в том же девятнадцатом веке. Шамиль же, действуя, как ему казалось, в интересах анти-русского джихада (и попутно следуя собственным амбициозным планам) железной рукой объединил и централизовал большинство народов Северного Кавказа. Надо признать, что рука его была настолько железной, что кое-кто из северо-кавказских аристократов предпочел в этом выборе между огнем и полымем русских: по крайней мере, от них можно было ожидать хоть каких-то послаблений. Имамат Шамиля довольно быстро превратился в централизованную мини-империю (или, если хотите, прото-империю) с четко определенным центром, жесткой иерархией и собственной бюрократией. Как только это произошло, победа крупной империи (России) над мелкой империей (Имаматом) стала лишь вопросом времени, стратегии и материальных ресурсов. А уж этого у России все еще хватало.
   Подобных примеров можно набрать в избытке. Централизованной власти сложнее всего бороться с гибкими, нецентрализованными, можно даже сказать – аморфными – организациями, которые действуют не по заранее утвержденному плану, а в соответствии с обстановкой. Совершенно не случайно труднее всего регулярным армиям давались действия против партизан или, как в случае Кавказской войны, разобщенных племенных ополчений. Какое отношение все это имеет к протестному движению? Мне кажется, самое прямое.
     Стремление к созданию максимально крупных, жестких и формализованных оппозиционных структур несет в себе как минимум две серьезнейших потенциальных опасности. Во-первых, такие структуры могут быть достаточно легко «обезглавлены» путем ареста или любого другого устранения их лидеров, а также разгромлены государством любым другим образом: они – готовый подарок спецслужбам с точки зрения слежки, внедрения провокаторов и организации «инцидентов». Одним словом, в «битве структур» государственная структура заведомо выйдет победителем. Есть, однако, и другая опасность, с моей точки зрения не менее серьезная. Крупные централизованные структуры, пусть даже и оппозиционные, производят «харизматических лидеров» вполне определенного толка: людей, предельно амбициозных, рвущихся к власти над себе подобными, готовых на очень многое для того, чтобы достичь этой своей цели. Мне кажется, что производство лидеров такого рода – это последнее, в чем нуждается Россия в данный момент. То есть, мало, что можно себе представить такого, что было бы нам нужно меньше. Давайте вспомним всех наших «великих вождей» и попробуем как-то организовать будущее без этого элемента политической жизни. Это мы уже знаем. Проходили. Давайте попробуем что-нибудь другое.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →