susel2 (susel2) wrote,
susel2
susel2

Categories:

Система. Но не Станиславского.

In conversation, points arise!
If a human being converses much
it is impossible for him to avoid the truth!
(Hercule Poirot)”

(Agatha Christie, Hercule Poirot's Christmas)

То, что в моем сознании стали всплывать цитаты из Агаты Кристи, не удивительно: сюжеты, которыми я последнее время занималась, таят в себе столько загадок и тайн, что хватило бы на целую серию полноценных детективов самого разнообразного жанра: от классических «замкнутых» до политических триллеров. Каждый — пусть даже гипотетический — ответ оказывается лишь преддверием новых вопросов. Собственно, это закономерно и даже обнадеживает. Таков нормальный путь любого исследования: если оно начинает разветвляться на все новые отрасли, то, значит, путь был выбран верно, и есть смысл продолжать работу. По состоянию на сегодняшний день мне начинает казаться, что вопрос «чем бы таким заняться в свободное время» для меня не будет стоять еще долго.

Одним из путей, по которому совершенно неизбежно должно двинуться расследование, если мы хотим что-то понять в том, как и почему закончилась жизнь Е.Гайдара, является рассмотрение того, чем, собственно, он занимался в последнее время. Каковы были его интересы, образ жизни? С кем он общался, и какого мнения он был о своих знакомых и сподвижниках? Словом, чем он жил незадолго до смерти? Если уж вспоминать моего любимого Эркюля Пуаро, то совершенно не зря этот великий детектив утверждал, что в девяноста девяти случаях из ста разгадка внезапной смерти может быть найдена именно в жизни самого покойного. Впрочем, Пуаро в этом смысле было, конечно, легче: он мог неторопливо беседовать с прислугой, пить чай со вдовой или поручать верному Гастингсу навести справки в клубе... У нас такой возможности нет. У нас есть только видео-записи и опубликованные интервью.

Впрочем, как я недавно убедилась, даже и из них можно узнать весьма немало интересного. Возьмем, например,большое интервью Е.Гайдара одному из его ближайших сподвижников А.Коху, данное в 2007 году и его выступление на презентации книги «Власть и собственность» буквально за месяц до смерти. Очень советую всем, кто интересуется этой темой, именно посмотреть запись презентации, потому что, хотя в расшифровке и сохранен текст, многие важнейшие нюансы и детали ускользают (некоторые — естественным образом, а некоторые и явно опущены специально). Например, только слушая речь ЕГ, я смогла в полной мере оценить то, как он действовал на свою аудиторию. Убаюкивающие интонации доброго доктора в сочетании с абсолютной убежденностью в собственной непогрешимости — это, конечно, мощное средство. Примерно так обращаются со своей публикой гипнотизеры: «вы совершенно спокойны и расслабленны, а я вам сейчас все объясню». И действительно объясняет. Становится понятно, почему так много людей пытаются возложить ответственность за катастрофу, постигшую Россию за тот короткий срок, что Гайдар находился у власти, на кого и на что угодно, кроме самого ЕГ. Как же: это же был такой милый, воспитанный, интеллигентный человек с подкупающе мягким голосом и чарующей манерой говорить!.. Он казался таким искренним!..

Однако, если стряхнуть с себя мОрок, наведенный интонациями Кота-Баюна, то довольно быстро выясняется, что оратор частенько сам себе противоречит, говорит вещи, трудно совместимые с репутацией «энциклопедиста», а порой и нечувствительно выходит за рамки обычной человеческой порядочности. Правда, делает он это все в той же мягкой, как бы обволакивающей аудиторию манере. Для того, чтобы сконцентрироваться на содержании, действительно требуется отдельное усилие.

Впрочем, попробуем по порядку. Интервью Коху чрезвычайно объемно, а если рассматривать его в сравнении с презентацией книги, то материала становится так много, что рассмотреть все в деталях абсолютно невозможно. Волей-неволей приходится выделять главное и ограничиваться лишь отдельными виньетками в качестве иллюстраций. Я заведомо оставляю специалистам разбор экономической части этих выступлений, но, конечно, мимо некоторых высказываний по части истории пройти не могу. Ну, и общая их направленность: это, с моей точки зрения, самое главное. Каковы были основные мысли, которые Гайдар пытался донести до аудитории? Какое общее главное впечатление должны были его слушатели и читатели вынести для себя?

В этом сомнения быть не может: и в длиннейшем интервью с Кохом, и в презентации книги совершенно четко просматривается одна основная идея: оправдание всего того, что было сделано Гайдаром во время пребывания во власти. Само по себе это совершенно неудивительно — такое желание естественно для любого человека, принимавшего когда-либо ответственные решения. Желание быть понятым, по возможности — принятым и, если хотите, «любимым» народом нормально для политика, и ЕГ сам подробно разъясняет это, правда, в применении к Ельцину. Так что дело отнюдь не в задаче, которую Гайдар ставит перед собой. Дело в том, какими методами эта задача выполняется. А делается это буквально не останавливаясь ни перед чем: ни перед искажением (и откровенной фальсификацией) исторических фактов, ни перед несообразностями в собственных заявлениях, ни перед тем, чтобы обелить себя за счет репутации своего окружения, в том числе и ближайших своих коллег и личных друзей. Иными словами, ЕГ готов сдать всех и вся, лишь бы остаться в незапятнанных белых одеждах праведника, который никогда и ни в чем не совершал ошибок (не говоря уж о более тяжких прегрешениях, Боже упаси!)

Совершенно неудивительно то, что в конечном счете всю полноту ответственности за экономический кризис, за падение жизненного уровня и за то, что он сам называет «смутой» начала 90х Гайдар возлагает на Ельцина и Верховный Совет. Это — стандартный прием, которым и сам ЕГ, и его последователи пользуются постоянно, это ни для кого не новость. Интересно то, насколько большое внимание уделяет ЕГ тому, как относились к власти те, кто его окружал: можно без преувеличения сказать, что для него, в лучших ленинских традициях, «основным был вопрос о власти»(с). Ельцин, согласно Гайдару, чрезмерно цеплялся за власть, стремился заполучить ее как можно больше. Хасбулатова он также обвиняет в том, что тот стремился к «полной власти в стране» (собственно, эта часть интервью Коху и называется весьма откровенно: «Главным призом была полная власть в стране»). Да и Явлинский, как утверждает Гайдар, был мотивирован исключительно жаждой власти и перспективой блестящей политической карьеры. И даже союзник, казалось бы, по реформам, Немцов, получает следующую характеристику:«В правительстве молодых реформаторов было одно исключение - Боря Немцов. Он-то политик, и хотел власти».

На фоне поддавшегося «дурным влияниям» и спившегося Ельцина, откровенно враждебного Верховного Совета, а так же жаждущих власти карьеристов среди «демократов-реформаторов», конечно, легко строить свой образ, по собственным словам, «нравственного человека». Это-то понятно. Только вот этот светлый образ не вполне соответствует воспоминаниям тех, кому хорошо было известно отношение к власти самого Гайдара. Вот, например, отрывок из интервью Шохина:

Шохин: Для меня было совершенно ясно, что отдавать правительство в руки оппозиции нельзя, а Гайдар придерживался классического большевистского принципа: чем хуже, тем лучше.

Корреспондент: После нас хоть потоп?

Шохин: Ну да, если в новой команде не окажется профессионалов, она быстро обосрется (цитирую Егора) и мы триумфально вернемся на исходные позиции.

Похоже, властолюбие было свойственно Егору Тимуровичу ничуть не в меньшей (если не в большей) степени, чем всем тем, кого он в нем обвиняет и за чей счет пытается выглядеть идеалистом, не имевшим ни малейших карьерных побуждений. Впрочем, попытки очернить противников и даже некоторых союзников удивления не вызывают.Гораздо интереснее то, что в ответ на жестко поставленный вопрос о том, почему ваучерная приватизация была проведена именно так, как это было сделано, Гайдар отвечает буквально следующее:

Егор Гайдар: Я в данном случае вынужден переадресовать ваш вопрос Анатолию Борисовичу.

И все. Вот так легко и непринужденно лучший друг Чубайс назначается «крайним» за одно из самых откровенно провальных мероприятий гайдаровского правительства! И это — отнюдь не единственный случай, когда «недалекий» Чубайс становится тем фоном, на котором выдающиеся качества Гайдара блистают особенно внушительно. Например, в интервью Коху, рассказывая об осетино-ингушском конфликте, он откровенно высмеивает этого своего лучшего друга, называя Хижу ставленником Чубайса («да, - это была его креатура. Это был тот случай, когда он «угадал»), а затем рассказывает о собственных успехах на поприще «разруливания» конфликта. Правда, выдвинутая им версия, как говорится, протекает по всем швам, но когда это было помехой Егору Тимуровичу?

Кох: Так инициаторами были все-таки ингуши?

Гайдар: Да, конечно. (Это — в объяснение того, почему он раздавал осетинам оружие)

И чуть позже:

Гайдар: Когда я прилетел в Осетию, так уже горели ингушские дома.

«Стоп!» Хочется сказать на этом месте. Если инициаторами конфликта были ингуши, то почему же тогда горели ингушские дома? Каким образом это возможно, если ингуши, по словам ЕГ, наступали на осетин? И далее. Об армии и о том же розданном оружии:

Гайдар: армейские части, которые были дислоцированы на территории Осетии, не хотели сопротивляться осетинам, но и не готовы были сами противостоять вооруженным отрядам ингушей, которые шли на Владикавказ. /... /мне пришлось перебрасывать части внутренних войск, армии, уже не помню, какие конкретно. Войска встали между враждующими сторонами.

Однако, чуть ранее ЕГ заявлял, что никакой армии там и в помине не было, кроме нескольких офицеров и членов их семей. Так, значит, все-таки войска были? Они встали-таки между враждующими сторонами, а потом «воевали с ингушами», прошли всю Осетию и Ингушетию и дошли до самой границы Чечни? Тогда зачем вообще нужно было раздавать оружие осетинам?

После этого уже не удивляет то, что ЕГ отказывается припомнить сколько именно и какого оружия было осетинам выдано, заявляя, что этого «вообще никто знать не может». Хотя несколько ранее он утверждал, что все это оружие «осетины потом вернули». Как можно утверждать, что вернули «все», если неизвестно, сколько было роздано?

Этот небольшой эпизод чрезвычайно характерен для стиля ЕГ. Примерно в такой же манере он рассуждает о результатах ваучерной приватизации (сваливая ответственность за нее на этот раз на П.Филиппова), сравнивая ее результаты с — якобы — катастрофическими последствиями наделения крестьян землей после 1917 г. Согласно Гайдару, в двадцатые годы крестьяне «воем выли» от собственной неспособности поделить, наконец, землю и что-то с ней сделать, практически ее не обрабатывали и лишь «государство» смогло, наконец, навести порядок (по всей видимости, согнав все это бестолковое крестянское стадо, наконец, в колхозы, поскольку, как мы знаем, именно это и произошло).

По этому поводу можно сказать многое. Собственно, этот эпизод уже выводит нас на тему того, как проговаривается ЕГ в своих выступлениях о своих взглядах, и как он невольно выдает свои истинные симпатии, цели и пристрастия. Но прежде, чем начать говорить об этом, нельзя не отметить, что даже с чисто исторической точки зрения подобные рассуждения представляют собой нонсенс. Двадцатые годы прошлого века (в особенности, конечно, после введения НЭПа) были истинным коротким «золотым веком» русского крестьянства. За шесть лет (с 1922 по 1928 г.) производство мяса выросло в два раза, а хлеба — в три раза, и это без дополнительной сельхозтехники или химических удобрений! Как можно в этих условиях говорить о «незнании того, что делать с землей»? Это возможно только при одном условии: если автор высказываний - убежденный сторонник государственного регулирования экономики и авторитарно-патерналистской системы в политике.

Предвижу возмущение, ну — в самом мягком варианте — недоумение по этому поводу со стороны тех, для кого Гайдар несмотря ни на что остается «символом демократии, либерализма и перехода к рынку».

Да, с одной стороны он действительно как бы говорит о необходимости всех этих «тривиальных», по его собственному выражению, вещей: «Нужно добиться, чтобы у вас были реальные гарантии прав собственности, чтобы была реально независимая система судов, которая рассматривается обществом как справедливая. Чтобы у вас был не слишком коррумпированный государственный аппарат, чтобы у вас была прозрачность в процедуре принятия государственных решений. Чтобы была свобода слова, было реальное разделение властей.» Но это заявление занимает буквально несколько секунд в его выступлении на презентации книги. После этого долго и со вкусом, с примерами из собственной практики, а также из мировой истории ЕГ рассказывает о важности применения насилия правящими элитами, о том, какое решающее значение для удержания этими элитами власти имеет наличие верных войск, способных и готовых «стрелять в толпу» и о тому подобных вещах, к демократии и либерализму имеющих примерно такое же отношение, как к алхимии и астрологии. Словом, он доходчиво, все с теми же чарующими интонациями опытного гипнотизера, воспроизводит основные положения своей книги «Смуты и институты». Об этом я уже писала достаточно подробно, так что повторяться не имеет смысла. Собственно, вся эта книга — одна огромная проговорка. Того, кто прочел ее внимательно, позиция Гайдара в отношении российского крестьянства 20х годов удивить уже никоим образом не может.

Несколько удивляет разве что та откровенность, с которой ЕГ рассуждает о роли морали в политике. В его интервью Коху он неоднократно подчеркивает, что, на его взгляд, « в подавляющем большинстве случаев моральные политики неэффективны.»


Кох: То есть, эффективный политик должен врать, изворачиваться - и это безотносительно доктрины, которую он проповедует, будь то коммунизм, капитализм, свобода, рабство и т.д.?

Гайдар: Боюсь, что да.

Гайдар: Думаю, что есть ситуации, в которых моральная политика выигрывает. Но это исключение.

Откровенность этого заявления, впрочем, легко объясняется: к себе ЕГ этого, разумеется, ни коим образом не применяет, он не считает себя «электоральным политиком» (т. е. никоим образом не ассоциирует свою персону с процессом выборов), и ограничивается по этому поводу скромным заявлением: «Извини, но я считаю себя человеком нравственным». Очередной раз оставаясь уникумом в белых одеждах среди толп мировых политиков, запятнанных беспринципностью и цинизмом. Впрочем, к вопросу цинизма и беспринципности мы еще вернемся.

Примеров того, как Гайдар выстраивает свой образ «единственно-мудрого и принципиального» государственного деятеля можно приводить бесконечное количество. Это — абсолютная доминанта обоих больших материалов, на которые даны ссылки. Честно говоря, у меня было огромное искушение вообще никак их не комментировать, а просто выложить их у себя в блоге и предложить читателям разобрать их самостоятельно. Это настолько самоочевидно, что, мне кажется, просто бросается в глаза. Но раз уж я взялась за анализ, придется довести его до некоего логического завершения.

Итак, что же утверждает Гайдар в своих последних выступлениях, заявлениях и работах?

     1. Все, что было сделано во время его пребывания во власти, было сделано совершенно правильно. Запомним этот пункт, он чрезвычайно важен.


  1. Если какие-то ошибки, промахи или даже серьезные упущения и произошли в это время, то это отнюдь (отнюдь!) не его, ЕГ, вина, а вина его недалеких сподвижников, включая даже и ближайших друзей, которые, может, и неплохие люди, но положиться на них до конца невозможно. То недодумают, то на власть польстятся, то проявят непринципиальность, то «сдадут»... Словом, «народ — такие воры»(с)... И если что — то да, во всем виноват действительно Чубайс, все вопросы к нему.


  2. Образ идеального государственного устройства «по Гайдару», который можно восстановить из его последних высказываний и работ, оказывается в полном противоречии с его заявленными ценностями: это — общество с высоким уровнем государственного регулирования экономики и сильным аппаратом насилия, применяемым без стеснения при первой же необходимости.



В связи с этим невозможно не вспомнить еще два эпизода: один — из интервью с Кохом (в самом конце), а другой — из обсуждения презентации (часть вопросов-ответов). Внимание!

Кох: То есть, ты считаешь, что сегодняшний режим был задан с самого начала?

Гайдар: Да, конечно.

Интереснейшее заявление для государственного деятеля, настаивающего на том, что он абсолютно все сделал правильно и ничего бы не изменил, кроме, разве что, каких-то мелочей!

И второй эпизод:

Вопрос: Получилось так, что к 1991 году все разрушилось, разъехалось: народ на грани голода, страна на грани войны. Ваша команда вся в белом и пытается что-то делать. На самом деле – немножко другое. Вы не воспринимаетесь как экономист, вы воспринимаетесь как символ, политик, идеолог, гуру, который получил в 1991 году реальную власть в стране, которая хотела демократии, либерализации, каких-то свобод. Но через полтора года большинство этих людей хотели уже Сталина, Берию и так далее.

От ответа на этот вопрос Гайдар уходит. Он пытается говорить о том, что народ думал об экономической политике, когда же его оппонент пытается с ним спорить, ведущий буквально затыкает ему рот. Этого не видно в расшифровке текста, но прекрасно видно в записи. Вот он, главный нерв, до которого никому не позволено дотрагиваться: до прихода Гайдара к власти российский народ хотел свободы, через год после этого само понятие «свободы» было скомпрометировано до такой степени, что одно упоминание о демократии или рыночных реформах вызывало у большинства людей бурную реакцию отторжения. А некоторых и впрямь потянуло к «сильной руке», началась ностальгия по порядку и даже сталинизму.

Вот и получается, что прав был Эркюль Пуаро: если человек говорит достаточно долго, он рано или поздно в какой-то форме скажет правду. Гайдар не мог не говорить, не выступать и не писать книг, оправдывающих свою деятельность. Даже на примере интервью Коху и презентации «Власти и собственности» видно, как он постепенно все больше раскрывает свои истинные убеждения и свое истинное отношение к ближейшему окружению. Соратников он легко «сдает», стремясь создать за их счет свой собственный возвышенный образ, обрисовывает свои политические симпатии к авторитарным режимам (его симпатия, в частности, к режиму Кастро становилась все более откровенной) и, наконец, признает, что «нынешний» режим в России был предопределен с самого начала. И это при том, повторяю, что никаких ошибок он за собой не признает и ничего не поменял бы в своей прошлой деятельности, если бы представилась такая возможность. Получается, что цель Гайдара и заключалась в создании такого режима?

Что к этому можно добавить? Разве что одно: тем, кто никак не может сбросить с себя мОрок завораживающих интонаций ЕГ, от которых так и хочется прикрыть глаза со словами: «Что воля — что неволя — все равно... все равно...», так вот этим жертвам сеанса массового гипноза настоятельно рекомендую посмотреть очень короткую запись. Здесь совсем молодой еще Гайдар призывает москвичей выйти на защиту... чего? Ну, в основном, конечно, его собственной шкуры, как становится ясно из воззвания. Впрочем, воззванием это назвать нельзя: нет тут ни малейшей эмоции, нет и «обаятельных» интонаций. Абсолютно сухо, холодно и равнодушно призывает Егор Гайдар безоружных людей собраться у Моссовета и «противостоять» - по его же собственным словам — тяжелым пулеметам и гранатометам. Впоследствии это его выступление будет почему-то выдаваться за пример личного героизма. Мне оно кажется чудовищно циничным и безнравственным. Одно из двух: либо в момент обращения Гайдар уже знал, что у «бандитов», как он их называет, нет ни гранатометов, ни тяжелых пулеметов, а есть только легкое стрелковое оружие, большей частью пистолеты, и в этом случае он публично и цинично лжет. Либо в момент этого заявления он действительно считал, что противоположная сторона вооружена гранатометами и тяжелыми пулеметами, и в этом случае он хладнокровно и цинично призывает безоружных людей прийти и защитить его, Егора Гайдара, своими телами.

Мне кажется, одного просмотра этой записи должно быть достаточно для того, чтобы снять чары «скромного обаяния Егора Гайдара» раз и навсегда.

Похоже, что ближайшие соратники ЕГ от этих чар также успешно избавились

Tags: de profundis, tempora et mores
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments