susel2 (susel2) wrote,
susel2
susel2

Новости из Марафона: битва за Демократию!

“Какой трофей оставили нам годы
В стране, где слёзы Азия лила,
Где озарил Элладу блеск свободы?
Немых гробниц разрушенные своды;
Обломки урн, — вот всё, что лет скрывала мгла”
(Лорд Байрон, "Паломничество Чайлд-Гарольда")
     
     Хотя, прежде, чем за что-то биться, конечно, неплохо бы, как говаривал один мой знакомый обаятельный зануда, "договориться о понятиях". А это, бывает, не так легко, как кажется. Вот, например, такая байка есть.
1950 году в Турции состоялись первые выборы после отмены однопартийной системы, и оппозицию правящей партии составила Демократическая партия. Казалось бы: чего проще? Однако, вскоре выяснилось, что большинству турецких избирателей слово "Demokrat Parti" не говорило ровным счетом ничего. Они и запомнить-то это слово не могли. И был найден блестящий выход! Эмблемой партии был выбран конь серого цвета, что по-турецки звучит как "demir kir at" (буквально - серо-стальной конь). Созвучно, убедительно, запоминается, а серо-стальной конь для крестьянина - вполне понятная и привлекательная вещь. Говорят, не в малой степени благодаря этому коню Демократическая партия Турции одержала на тех выборах убедительную победу.
     Вот и в России, где, казалось бы, лошадей рисовать уже не обязательно, дебаты о демократии ведутся подчас примерно на таком же уровне: витии всех размеров и расцветок, в диапазоне от Латыниной до Новодворской рассуждают о демократии, осуждают демократию, предъявляют ей счета за каждую колдобину на дороге к всемирному счастью, а ощущение при этом все равно остается такое, словно объясняются они на пальцах, а в качестве аргументов приводят красноречивые жесты. Нет четкого понимания предмета: сплошное манипулирование понятиями и эмоции. Ну, а раз нет ясности мысли, то и изложение получается как в "Хронике пикирующего бомбардировщика": "Туман, туман..."(с)
     Так что, видимо, назрела необходимость заняться - как ни помпезно это звучит - теорией демократии и попробовать внести некоторую ясность в этот исторически сложный и к тому же эмоциональный вопрос.



1. Почему с большой буквы?
    Начать, мне кажется, необходимо с того, чтобы разграничить два понятия, которые, к вящему нашему конфузу, обозначаются одним и тем же словом. Я имею в виду демократию как базовый принцип организации общества и демократию как форму государства. Для простоты их различения в данном тексте я буду первое из них обозначать с заглавной буквы (Демократия), а второе - со строчной (демократия), поскольку первое из них, несомненно, намного древнее, шире и глубже второго.
     Эта мысль кажется мне настолько важной, что я позволю себе отослать читателей к прошлогоднему посту (запустившему, как позже выяснилось, проект "Левиафан"), в котором я достаточно подробно остановилась на том, как жили наши предки  примерно с того времени, когда современный человек сформировался как вид и вплоть до возникновения государства. Реакция на тот текст была смешанной: в основном мне указывали на то, что я идеализирую условия существования древних людей и чрезмерно демонизирую государство. Предлагаю сейчас оставить в стороне вопрос об условиях жизни наших предков, а также о том, насколько они были счастливы (это действительно чрезвычайно интересно, но сейчас не о счастье речь, хотя в какой-то степени и эту тему мы затронем).  Речь сейчас о том, что в основу социальной жизни человеческих сообществ на протяжении десятков тысяч лет с момента появления современного Нomo sapiens sapiens и до возникновения государственных образований была положена Демократия, как способ принятия решений путем свободного волеизъявления членов данного сообщества. Именно о Демократии как основополагающем принципе жизни человеческих сообществ и пойдет, в-основном, речь в этом посте.
     В глобальной исторической ретроспективе становится совершенно очевидно, что именно Демократия как фундаментальный принцип сформировала человека социального в противоположность видам чисто биологическим. Именно этот принцип трансформировал семейно-родовые группы в организованные общины, а биологических особей вида Homo - в людей, осознающих себя как часть сообщества и несущих ответственность за решения, принимаемые ими для жизнеобеспечения этого сообщества
      Что касается того периода, когда человечество жило согласно принципам Демократии и формировало самые базовые представления о таких абстрактных категориях, как “справедливость”, “ответственность”, “правда”, “ложь”, “добро” и “зло”, то воспоминания о нем сохранились в фольклоре и мифологии в виде смутных (и потому часто оспариваемых) описаний Золотого века. В этих источниках Золотой век описывается как время торжества справедливости, добра и правды, когда боги-предки еще ходили по Земле и делились со своими потомками представлениями о том, как нужно жить достойно и счастливо (вот мы и вернулись к традиционным представлениям о счастье. Кто бы мог подумать, что и тут замешана Демократия!
     Что характерно, абсолютно во всех традиционных религиях (а также и в более поздних, монотеистических) развитие человечества рассматривается именно с этой точки зрения: как некое “падение”, т.е. утрата основных представлений и принципов, необходимых для гармоничного существования. Идеи “прогрессивного” развития человечества (раньше человек ничего не понимал и жил плохо и недостойно, но постепенно развивается и становится все лучше и лучше) в духовной и религиозной традиции нет. Напротив: согласно этим представлениям человек пал так низко, что необходимы решительные меры для его “спасения” (по мере возможности). Такое удивительное совпадение во взглядах народов всего мира было бы по меньшей мере странно, если не предположить, что в древней, дописьменной и догосударственной, истории всего человечества действительно существовал чрезвычайно длительный период социальной гармонии, основанной на принципах Демократии.
     Собственно, то, что принцип Демократии глубоко заложен в “социально-генетический”, если так можно выразиться, код человека, подтверждается на самых различных уровнях. Демократия как принцип организации жизни всеобща и буквально вездесуща: как ведут себя люди, оказавшись у кассы в магазине, если покупателей больше, чем может пройти одновременно? Они выстраиваются в очередь. Самый что ни на есть демократический институт: очередь, как бы он ни был неприятен людям, прожившим жизнь в недоброй памяти СССР. И все жеон спонтанно возрождается каждый раз, когда людям необходимо получить нечто, а всем сразу это сделать невозможно. Бывают попытки смухлевать, бывают по этому поводу скандалы и выяснения отношений на тему “вас тут не стояло”, но сам великий принцип “Кто первый пришел, того и тапки” никем не оспаривается. Это - демократия в действии.
     Демократия в действии - это и общение маленьких детей, если, конечно, в него не вмешиваются взрослые и не начинают наводить свои порядки. Особенно хорошо это заметно когда встречаются малознакомые дети: они автоматически обращаются к демократическим способам решения насущных вопросов: масса проблем решается жеребьевкой (т.е. при помощи считалок, демократичнее некуда). Свободная, нерегулируемая торговля, кстати, это тоже Демократия в действии, и следы ее мы встречаем в археологии уже в каменном веке. Не говоря уже о принципах, по которым  жили люди в крестьянских общинах на протяжении тысячелетий: эти общины, уходящие корнями в традиционное устройство, часто пережили не одно государство именно в силу своего соответствия самым базовым требованиям человеческой социальной природы.


2) Глас народа - глас Божий?
     Параллельно с формированием человечества как социального вида шло и формирование о представлений о фундаментальных правах и обязанностях каждого отдельного члена человеческого сообщества. Складывался некий абстрактный образ отдельной личности и тех качеств, которыми эта личность должна была обладать для того, чтобы быть полноценным членом общины. С этой точки зрения право участия в принятии решений относительно жизнеобеспечения общины было первично по отношению ко всем остальным правам как в историческом плане  (ибо оно, по всей видимости, было первым осознанным правом в истории человечества), так и в плане приоритетов, ибо оно служило основой для всех остальных прав, в том числе и для права заключать брак или носить оружие. Эти три права были так тесно увязаны между собой, что во многих обществах представляли собой как бы неразделяемый “пакет” прав, предоставлявшихся членам общины, достигшим положенного возраста и прошедшим инициацию. Со временем (и благодаря последовательному применению принципа Демократии в политической и философской теории и практике) эти базовые права были дополнены двумя другими основополагающими правами: неприкосновенностью личности (тела и его функций), а также неприкосновенностью законной собственности человека.
   
     Ответственность за принимаемые решения и за последствия этих решений - это естественная оборотная сторона права участия в демократическом процессе как для всего общества в целом, так и для отдельных членов этого общества. Нужно сказать, что у наших предков было меньше проблем с осознанием и полным приятием этого важного момента, чем у наших современников. Поскольку решение народного собрания (или его эквивалента) в большинстве демократически организованных обществ считалось прямым и буквальным проявлением воли божества, (vox populi - vox dei), то и последствия решений, какими бы они ни были, воспринимались с этой же точки зрения: это была воля богов/предков, которым поклонялись в данном обществе, и, следовательно, так к этому и нужно было относиться.  В наше время, разумеется, подобное отношение к демократическим процедурам стало невозможно, и по мере роста благосостояния и уровня жизни (по крайней мере в экономически и социально наиболее развитых обществах) оно оказалось заменено ожиданием того, что демократический процесс всегда и в любом случае должен приносить процветание, благоденствие, моральный и материальный комфорт и стабильность. Если этого не происходит, то, значит, с Демократией (да и с демократией тоже) что-то серьезно не так.
     Здесь мы на некоторое время покинем историческую ретроспективу (не упуская ее, однако, из виду) и вспомним пример, который я привела ранее, говоря о вездесущности латентной демократии: торговлю. Разумеется, торговля и свободный рынок вообще - институт абсолютно демократический, ибо подразумевает равенство в правах покупателя и продавца, а также их возможность свободно принимать решения в соответствии со своими интересами. Свободный рынок не контролируется ничем, кроме так называемых “законов рынка”, которые в данном случае можно рассматривать практически как  природную стихию: эти законы не издаются людьми. Мало кто в наше время спорит с тем, что именно свободный рынок (и - говоря шире - свободная экономика) создают режим наибольшего благоприятствования для развития производства, роста сферы услуг и - в конечном счете - благосостояния людей. Однако, дает ли свободный рынок гарантии благосостояния и процветания всем, кто имеет к нему отношение? Никаких гарантий нет и не было никогда, что отмечалось с тех самых пор, как началась торговля. Даже самые мудрые и взвешенные решения могут неожиданно обернуться потерями по миллиону различных причин: тонули корабли, саранча пожирала урожаи, приходили моровые поветрия, появлялись невесть откуда удачливые конкуренты. Все это могло ожидать тех, кто принял в свое время самые благоразумные и взвешенные решения. С другой стороны, порой неоправданный, казалось бы, риск приносил огромные барыши людям нерасчетливым. То, что подобное происходит в экономике, на свободном рынке, никого особенно не удивляет: всем понятно, что занятие коммерцией - дело рискованное, тайный ход фишки определяет чрезвычайно многое, рынок - это стихия, а стихия бывает коварна и непредсказуема.
      Мало кто, однако, проводит параллели между свободным рынком и политической демократией, хотя эти два явления не только чрезвычайно похожи, но и принадлежат к одной и той же парадигме развития общества. Политическая демократия точно так же, как свободный рынок, является стихией и точно так же не дает гарантий от ошибок, и, более того, катастроф. Ну как тут не вспомнить бессмертную фразу О.Бендера: “Стопроцентную гарантию дает только страховой полис”. Разумеется, в современном обществе подобный подход воспринимается едва ли не с ужасом: то есть, как это - без гарантий? Если без гарантий, то не надо нам этого, пусть уж как-нибудь без свобод, но чтобы все было предсказуемо, стабильно и, главное, комфортно
     Ну что на это скажешь? Можно, конечно, обдать подобный подход презрением и процитировать известное изречение Бенджамина Франклина: “People willing to trade their freedom for temporary security deserve neither and will lose both.” (Те, кто готов обменять свою свободу на временную безопасность, не заслуживают ни свободы, ни безопасности и в конечном счете потеряют и то, и другое). Но это так, цитата, хоть и замечательно мудрая. Есть и более убедительные аргументы для любителей стабильности.


3)  Зри в перспективу!
     Помните, я отметила, что демократия и свободный рынок принадлежат одной парадигме развития общества? К другой, противоположной, парадигме принадлежат плановая экономика и автократия. Посмотрим, какие закономерности демонстрируют эти две парадигмы в исторической ретроспективе.
    В краткосрочной (и - иногда - среднесрочной) перспективе демократия действительно может демонстрировать непредсказуемость, флуктуации развития, подъемы и спады. (Необходимо, однако, отметить, что чем прочнее корни демократических институтов, тем меньше непредсказуемости и флуктуаций в демократическом процессе. Скажем, в Англии или Скандинавии каким бы ни был исход следующих выборов, риск политической катастрофы минимален, общественные институты сохраняются, жизнь продолжается без особых изменений). Однако, да, приходится признать, что в краткосрочной перспективе политическая демократия не гарантирует ни стабильности, ни, тем более, столь дорогого сердцу современного человека комфорта.
      Если же посмотреть на долгосрочную перспективу, то ситуация меняется самым коренным образом! На длительных сроках, оказывается, именно политическая демократия и обеспечивает динамичное развитие общества, рост благосостояния (да, не сразу, но зато наверняка!), развитие науки, техники и культуры и всех прочих сопутствующих благ цивилизации. Собственно, другого пути к процветанию в долгосрочной перспективе, кроме как через демократию и нету вовсе! Потому что противоположность демократии - автократия - хоть и может демонстрировать чудеса развития на коротком промежутке времени, но в долгосрочной перспективе неизбежно приводит к застою социальной жизни, политической стагнации и - как результат - к потрясениям, слому институтов и социальным революциям.
     Параллели с экономикой здесь чрезвычайно показательны. Может ли плановая экономика развиваться быстрее рыночной? Да, может, СССР 30х годов дал этому подтверждение. Может ли рыночная экономика рухнуть в пучину кризиса? Да, Великая Депрессия тому свидетельство. Дает ли плановая экономика ощущение стабильности, “уверенности в завтрашнем дне”(с) и вполне конкретного эмоционального комфорта? Несомненно. Дает ли все те же ощущения экономика рыночная? Ни в коем случае. Какая из этих схем развития экономики более динамична в долгосрочной перспективе и какая из них ведет к бОльшему благосостоянию и процветанию людей, имеющих к ней отношение? Мне кажется, ответ на этот вопрос ясен всем читателям этого блога. Любые попытки вмешаться в общественное развитие и “сделать как лучше”, увы, кончаются печально известным “получилось как всегда”, и отнюдь не только в случае СССР. Имя примерам такого рода - легион, и все они весьма печальны, а некоторые  - и трагичны. Параллель с политической демократией - практически абсолютная
     И еще один весьма важный момент, часто возникающий при обсуждении политической демократии. В качестве аргумента против демократического устройства (или в пользу ограничения демократических прав) выдвигается известный тезис о том, что демократия есть тирания большинства над меньшинством, а частенько - и способ перераспределения собственности и даже прямого насилия над отдельными личностями.  Нелепо было бы отрицать, что подобных примеров в истории полно, начиная с Сократа, через Французскую Революцию и далее везде. Ответ на этот аргумент складывается из двух тезисов. Во-первых, во всех данных случаях мы видим типичные случаи применения государственного насилия по отношению к личности. Суть государства постоянна: это машина по применению насилия, и от того, что государство в какой-то момент становится демократическим, эта его функция никуда не девается. Так что все претензии в этом случае - к институту государства, а не к принципам Демократии.  Если же говорить о принципах Демократии, то тут вступает в силу второй тезис, то есть, во-вторых. А именно то, что политическая демократия (как способ государственного устройства) призвана регулировать исключительно сферу общественных интересов: то, что касается всех членов данного сообщества (классическими примерами таких интересов являются вопросы войны и мира, общественных работ, массивных строительных проектов, выборы сменяемых должностных лиц). То же, что касается прав человека на свое тело и его функции, а также прав человека на собственность, приобретенную законным путем, эксплицитно выводится за рамки политической демократии и не может быть ни обсуждаемо, ни регулируемо при помощи каких-либо политических процедур, будь они демократическими или даже полностью эгалитаристскими. В этом - как я уже отмечала - заключается высший гуманистический принцип Демократии: в равенстве прав всех людей на свою личность и законную собственность.


4) Ну и наконец:
    Поскольку текст получился длинный и довольно нудный, решила я, что хуже уже не будет и решила закончить совершенно уж в академическом стиле.  Итак, основные выводы:
1) Необходимо различать Демократию как базовый принцип организации общества на основе свободного волеизъявления всех его членов и демократию как форму организации государства. Первый феномен является неизмеримо более древним, глубоким и универсальным, чем второй.
2) Демократия как принцип организации общества сформировала человека социального в отличие от чисто биологических видов.
3) Демократия как принцип организации жизни латентно присуща всем человеческим обществам и продолжает спонтанно проявляться а на самых различных уровнях.
4) Если в  краткосрочной и среднесрочной перспективе демократия может демонстрировать непредсказуемость и флуктуации развития, то на длительных сроках именно политическая демократия  гарантирует динамичное развитие общества и рост его благосостояния.
5) Изначальным условием политической демократии является эксплицитное исключение из политической сферы всех вопросов, связанных с правами человека на собственную личность (тело и его функции), а также на его законную собственность.
6) Насилие по отношению к человеческой личности, в какой бы форме оно ни выражалось, является атрибутом не демократии, но государства, каковое изначально возникло как инструмент насилия, и чья насильственная сущность не может быть изменена даже в случае, если оно управляется демократически.
    Ну вот. "Суха, мой друг, теория везде// А древо жизни пышно зеленеет"(с) Покончив, я надеюсь, с сухой теорией, перейдем в следующих постах под пышное древо жизни. А что? "Демократия  как природная стихия." Да на эту тему можно диссертацию писать!
(В заключение хочу поблагодарить А.Н.Илларионова, который счел возможным поделиться со мной своими взглядами по этой теме, и чьи идеи, с его разрешения, были мною использованы в этом тексте).  
Tags: res publica
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments