August 17th, 2017

Лиза

ОГЛЯНИСЬ НА ДОМ СВОЙ, АНГЕЛ

А.Бондарев
Е.Покровская

«Народ, забывший свою историю, обречён повторить её вновь»
                                                                      Джордж Сантаяна

Бывший советский человек в Геттисберге переживает культурный шок. Казалось бы, ему ли не знать о мемориалах и военных музеях? Но здесь – другое. Вот они – братские могилы. Здесь лежат южане. Метрах в двадцати – северяне. Стелы, списки имен, звания, полки. Отдельные памятники. Здесь держали оборону северяне. Здесь состоялась атака южан. Здесь был такой-то редут. Здесь – такое-то укрепление. Висят первые военные фотографии в истории. Офицеры с оружием, в новенькой форме: семья гордилась тем, что могла себе позволить экипировать сына, мужа и брата. Вот они же, но уже основательно измотанные и потрепанные болезнями, голодом и войной. Северяне выглядят немного лучше: им хотя бы подвозили припасы. Южане к концу войны воевали в домотканой холстине. Но они – рядом.
Collapse )Collapse )
Дело не в том, что они левые. Никто не описал процесс «санации истории» лучше, чем вполне левый социалист и антифашист Оруэлл: «Тот, кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее. Кто контролирует настоящее, тот контролирует прошлое». Тот -- это невидимый Большой Брат.
До сих пор американцы имели все основания гордиться своим прошлым. Не только и не столько достижениями и победами, сколько тем, что они сумели принять своих предков такими, какими они были. Часто – далекими от совершенства. Иногда – жестокими и несправедливыми. Но и благородными, отважными, трудолюбивыми, предприимчивыми... Короче, живыми людьми. Нынешние поколения сумели признать грехи прошлого и по мере возможности постараться искупить их. Для такого противоречивого явления, как история, это ситуация, близкая к идеалу.
И если кто-то сейчас начинает ратовать за снесение памятников, это можно объяснить лишь одним: стремлением возбудить на ровном месте давно утихшие страсти. Привести общество к расколу и перевести конфликт из сферы соцсетей и СМИ на улицы американских городов.
А заодно и приобрести контроль над прошлым, настоящим и будущим.
Так спросим же себя: кто он сегодня, этот невидимый Большой Брат?