April 14th, 2016

Jessica R

И почему не нужно золота ему...

Недавняя дискуссия на тему офшоров и связанные с ней рассуждения о роли денег напомнили мне одну историю из преподавательской практики.

Дело происходило в одном из очень приличных университетов США, где я читала курс "История ХХ в."
Первая Мировая война была успешно оставлена позади, и вот мы со студентами оказались лицом к лицу перед послевоенным экономическим коллапсом Европы. Рассказываю - с примерами, историями из жизни и даже с краткими пересказами из любимого "Черного обелиска" Ремарка - каково оно было, в частности, в Германии в годы гиперинфляции.
Спустя какое-то время понимаю, что что-то происходит не то. В аудитории слышится сдержанное, но явное шарканье ног под партами. Это, с одной стороны, хорошо, поскольку свидетельствует о том, что студенты не спят и не играют ни во что на своих телефонах, а, с другой стороны, это - признак некоего беспокойства.
Даже растерянности.
Останавливаюсь посреди очередного рассказа про то, как трудно было в то время приобрести зерно у крестьян. Спрашиваю.
- У кого-то есть вопросы?
Вверх тянутся несколько рук сразу.
- А почему?
- Простите,  что - почему?
- Ну почему крестьяне отказывались продавать зерно?
Из другого угла:
- И другие продукты!
- Да, и другие продукты! Почему они не хотели их продавать? Ведь им же предлагали за них деньги? Они могли запросить любую цену?

Я пытаюсь вернуться на шаг назад.
- Но мы же только что говорили о том, что была гиперинфляция, деньги теряли ценность буквально на глазах! Людям даже зарплату выдавали два раза в день, чтобы они могли успеть что-то купить, пока цены не повысились! Каждый знал, что если у него есть реальный товар, то этот товар завтра будет стоить намного больше, чем сегодня! И к продуктам питания это относилось в первую очередь, поскольку, без этого жить невозможно!

Студенты смотрят на меня так, словно я вдруг перешла с английского на язык хауса.
Но я не сдаюсь.
- В ситуации, когда деньги обесцениваются на глазах, тот, кто обладает товаром, без которого никто не может обойтись, например, продуктами питания, может выбирать, что ему с этим товаром делать, понимаете? Уж если он и решится его на что-то обменять, то не на теряющие смысл бумажки, а на то, что ему представляется реальной ценностью. Скажем, на золотые часи. Или на хорошую шубу для жены. Или еще на что-то, что ему действительно нужно и чем он будет пользоваться.

Студенты в растерянности.
- Но ведь деньги были настоящие? Государственные?
- Да. Государственные. Но когда коробок спичек стоит миллионы марок, уже не принципиально, кто именно печатает деньги.
- То есть как?!

Я начинаю терять терпение.
- Значит, так. Эта лекция заканчивается в двенадцать тридцать. Выйдя из этой аудитории вы наверняка пойдете на ланч в столовую. Так?
Кивают головами. Ожидают подвоха.
- Предлагаю проделать опыт. Сколько стоит ланч в среднем? Долларов пять-семь-восемь? Короче, прикиньте, сколько стоит то, что вы хотели бы сегодня съесть на ланч и сгрызите вместо этого пять долларовых бумажек, если у вас есть наличные. Если же наличных нет, даже лучше. Откусите кусочет от кредитки. Долларов на пять-шесть.  В четверг расскажете мне о своих ощущениях.

Студенты ошеломлены. Им просто в голову никогда не приходила мысль о том, что деньги - это абстракция. Причем, абстракция, висящая на очень тонкой ниточке: на уверенности человека в том, что, проснувшись завтра, он сможет использовать свои наличные из кошелька (бумажки и металлические кругляши), кредитки (еще бОльшая абстракция, совсем уж оторванная от чего-либо реального), а также сбережения в банке или иных финансовых организациях (чеки, переводы по интернету и т.п.) для покупки того, что ему на самом деле нужно для жизни: продуктов, одежды, жилища и тому подобных вещей.

Я же, закрепляя успех, рассказываю им, как в 1991 г. жила в условиях натурального хозяйства в Москве, и как  быстро бумажки под названием "деньги" утратили все свои волшебные свойства. И как всеобщим эквивалентом стала бутылка водки.
Да, это - наше национальное. Если хотите - скрепа такая. Но все-таки даже водка по сравнению с кусочками цветной бумаги  - реальный предмет, который можно употребить хоть внутрь, хоть для растирания, хоть для протирки оптики, хоть для приготовления целебных вытяжек из трав. Это уж как фишка ляжет.

Да это еще что!
Самое-то жуткое даже не это. Самое жуткое - то, что даже золотой запас, которым бумажки обеспечены - это же тоже абстракция!
В случае чего золотые часы пропитают своего владельца ничуть не лучше, чем разноцветные бумажки. Факт!

Я уж не говорю о том, что будет, если с Землей - Боже упаси - произойдет какая-нибудь серьезная неприятность, которая нарушит электроснабжение там, где сейчас находятся центры нашей цивилизации. Это только кажется, что это - не о том. На самом деле - все о том же.
О хрупкости абстракций. И о том, что в случае катастрофы шанс выжить будет прежде всего у тех, кто меньше всего зависим от технологий и кто ближе всего находится к источникам того, что необходимо для выживания: воды, продуктов питания и такого жилища, которое обитаемо даже в отсутствие электричества.

Грустная, конечно, тема для медитации.
Но что поделать. Адам Смит для нас может оказаться серьезным откровением.