March 1st, 2016

Ева

Болек и Лёлик, или Почему Навальный не Валенса

Вдогонку "Повести о двух расписках".
И в продолжение дискусиии.

Оригинал здесь



Александр Бондарев


Сегодня вокруг слышны радостные возгласы, что в России, наконец, появился лидер протеста. Наш русский Валенса.

Но прежде чем сравнивать Леха Валенсу с Лёхой Навальным, расскажем о головокружительной биографии «простого польского электрика».

Писать о событиях новейшей польской истории нелегко потому, что вокруг них наросло множество легенд, превратившихся в мифы. И в России, в отличие от Польши, эти мифы все еще широко бытуют.

Collapse )



Ева

Интервью с Анной Валентинович (13.08.1929–10.04.2010)

Выношу из комментария к предыдущему посту:

"Анна Валентинович - с 10 лет сирота, выживала, к концу войны оказалась в Гданьске, в молодости работала сварщицей, потом крановщицей на тамошней судоверфи, где, собственно, и стала той, кому должна быть благодарна Польша, - основательницей знаменитой "Солидарности". Да, независимый профсоюз был напичкан агентурой, но возник-то он из забастовки по поводу увольнения ее, Анны (из-за участия в нелегальной деятельности), а затем и Валенсы... Восстанавливали их уже вместе, но затем каждому выпала своя судьба."


Добавлю, что ГБ покушалось на ее жизнь, да и погибла "Анна Солидарность" 10 апреля 2010 г.  в катастрофе президентского самолета над Смоленском.
А новые подробности о судьбе Валенсы мы, повидимому, узнаем в ближайшее время.


Ниже приводится многократно публиковавшееся интервью с Анной Валентинович, которое сделала Ханна Кралль.


ЗЛА В ЛЮДЯХ, МОЖЕТ, И НЕТ…


АННА ВАЛЕНТИНОВИЧ — на вопрос о том, как все началось.
(Нужно, чтобы мы знали все с самого начала, и тогда, может, сумеем понять, что произошло. А именно — что произошло четырнадцатого августа 1980 года, в двенадцать часов с минутами, когда при входе на Гданьскую судоверфь Анна Валентинович увидела стоящих в воротах и ждущих ее женщин с цветами, и услышала, как какие-то люди просят ее подняться на экскаватор и сказать несколько слов).
Мне пятьдесят один год, родилась я [в городе Ровно] на Волыни.
У меня были мать, отец и брат. Когда началась война, отец пошел на фронт, брата забрали и вывезли,1 а мать умерла от сердечной болезни. Меня приютили чужие люди. Вернувшись в Польшу, я начала ходить по деревням и наниматься на работу: летом — на жатве, осенью — продавать кухонные ножи, которые мои хозяева делали из старых кос. А зимой хозяева самогон гнали, и я ночью следила, чтобы котел не разнесло, а днем носила на спине мешок с бутылками — на продажу. В обмен на ножи и самогон мне давали муку, картошку и керосин, которые я носила обратно к моим хозяевам.Collapse )