October 25th, 2014

Ирэн

Уловки тиранов

Сирота я покинутый, любить-жалеть меня некому...
("Иван Грозный", Эйзенштейн)


Ну, какие могут быть ассоциации после прочтения вот этой фразы?

"... один из самых успешных элементов политики по дезориентации противника – представляться полудохлым. Иван Васильевич Грозный в свое время любил прикинуться уходящим в мир иной – для того, чтобы со смертного одра наблюдать, как окружающие его бояре делят остывающее место" (с).

Только эта, великая и до сих пор поражающая воображение сцена, поставленная гениальным режиссером и сыгранная блистательными актерами:







Казалось бы, много жуткого было с тех пор снято в кино.
А от этого - все равно мороз по коже и ощущение неотвратимого надвигающегося кошмара.
"Пир Ивана Грозного" и затянувшийся "пир во время чумы" российских властных элит.
Самое страшное в этом - то, что фильм, законченный в 1944 г. до сих пор смотрится как актуальнейшая метафора.