?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

А.Бондарев
Е.Покровская



Есть такая байка. Генерала В.С.Леонова, в свое время возглавлявшего кубинское направление в ПГУ КГБ (а впоследствии ставшего начальником аналитического управления), однажды спросили: «Николай Сергеевич, а почему мы в 1961 году сделали ставку на Фиделя, а не на Че Гевару?» Леонов ответил коротко и ясно: «Потому что перманентную революцию мы бы не потянули».

Действительно, с конца 30-х годов от идеи перманентной революции Сталин отказался. Вместо этого СССР организовывал в регионах, входивших в сферу советских интересов, «горячие точки» с целью впоследствии превратить их в плацдарм (Маньчжурия, Испания, Монголия, Вьетнам, Лаос, Алжир, Египет, Йемен, Сирия, Бангладеш, Ангола, Эфиопия, Мозамбик и, наконец, Афганистан).
После распада СССР Российская Федерация все эти «горячие точки/потенциальные плацдармы» утратила.
Однако начиная с середины 2000-х годов. стало все более очевидно, что Кремль пытается расширить теперь уже российскую «сферу интересов», создавая подобные «горячие точки» в тех же регионах, где они были во времена СССР. Кое-где это ему удалось (Грузия, Украина, Сирия и Ирак (ИГИЛ)).

Из всех этих проектов ИГИЛ оказался наиболее успешным и наиболее перспективным. Не исключено, что это произошло потому, что разрабатывался «проект ИГИЛ» еще с участием Е.М.Примакова, который лично работал в Ираке со спецслужбами Саддама. Именно оттуда и вышли «основоположники ИГИЛ». Практически сразу же после основания «халифата» ряды его руководителей начали стремительно пополняться лицами с российскими паспортами. Неизвестно, сколько паспортов ФСБ выдало чеченцам, отправлявшимся в ИГИЛ. Известно лишь, что среди военного руководства Исламского государства чеченцы составляют большинство, а второй язык на этой территории – русский.
Впрочем, с арабским там тоже все в порядке. На множестве видео присутствуют белокожие, голубоглазые и русобородые молодые люди, обращающиеся к публике на арабскком языке такой классической чистоты, что сравнить их можно разве что с дикторами «Аль-Джазиры».
Вряд ли эти молодые люди, свободно говорящие по-арабски, бежали в ИГИЛ от чрезмерной опеки родителей или из романтических представлений об Исламе. Как и чеченцы в руководстве «халифата», это – тщательно подготовленные (угадайте где) профессионалы.

Судя по событиям недавнего прошлого и по тому, что происходит прямо сейчас, Кремль сделал ставку на Ислам как на орудие давления в мировом масштабе.

Например, совершенно очевидно, что одним из очагов нестабильности в «сфере интересов» России Путин стремится сделать Европу. Сколько еще нужно предупреждений со стороны Кремля, чтобы европейские политические элиты увидели связь между предупреждениями о «необходимости сотрудничества в борьбе против терроризма» и следующими практически сразу за ними «исламскими терактами»?
Да ведь и волна сирийских беженцев, ставшая причиной многочисленных проблем, противоречий и скандалов в Европе – это легко предсказуемый «побочный эффект» деятельности все того же ИГИЛ.

Получается, что два региона, входивших в традиционную «сферу интересов СССР» более-менее застолблены, а источники нестабильности в них - как инструменты российского воздействия – обеспечены. И ничего, что пока российская труба в этой сфере пониже, а дым – пожиже, чем у почившего СССР. Потенциал развития никто не отменял.

Тем более, что буквально на днях ситуация внезапно и серьезно обострилась. Россия недвусмысленно заявила о том, что у нее есть интересы и в Юго-Восточной Азии – регионе, где у СССР традиционно были плацдармы влияния как в виде «горячих точек», так и в виде более-менее «ручных» режимов.
Среди режимов, считавшихся «перспективными для сотрудничества» была и Бирма. Сейчас об этом как-то не принято говорить, но военный переворот 1962 г., в результате которого в Бирме/Мьянме установился нынешний режим, произошел под социалистическими лозунгами, а у власти оказалась «Партия бирманской социалистической программы». Согласно этой партии путь развития Бирмы/Мьянмы предполагался хоть и не вполне в русле марксизма-ленинизма, но социализма от этого меньше не становилось.. Предусматривалось «всеобщее участие в труде на общее благо и планированное распределение полученных результатов труда среди всех».
Совершенно естественно, что «революционное правительство» Бирмы стало объектом самого пристального и благосклонного внимания советских бирманистов в штатском (их тогда в срочном порядке напроизводили столько, что потом буквально не знали, куда девать).
Советский вариант социализма в Бирме успеха не добился, и между Москвой и Янгоном (Рангуном) произошел разрыв, а многочисленные бирманисты переквалифицировались в управдомы (я знаю одного, он холодильники продает -- А.Б.).
Чтобы закрыть тему социализма в Мьянме, можно лишь добавить, что после попытки восстания против властей 1988 г., режим, сохранив некоторые черты социализма, эволюционировал в сторону военного коммунизма, значительно ограничив личные права и свободы граждан и соответственно усилив роль военизированного государства во всех сферах жизни.

И вот сейчас российский лидер совершенно недвусмысленно демонстрирует свой интерес к событиям в Мьянме, осуждает насилие по отношению к религиозно-этническому меньшинству и высказывается в том духе, что мусульман обижать нехорошо.

Такие высказывания настолько нетипичны для Владимира Владимировича, что невольно заставляют задуматься.
Зачем России Мьянма? Для того, чтобы организовать там и поддерживать «исламский Донбасс»? Учитывая, что Мьянма граничит с Китаем и Таиландом, очаг нестабильности там – вещь, несомненно, полезная для того, кому необходим инструмент давления в этом регионе.

Имеет значение и то, что несколько месяцев назад из Мьянмы в Китай начались поставки нефти и газа по новому мощному трубопроводу. Кремль, конечно, предпочел бы, чтобы нефть из Мьянмы поступала с перебоями или вообще исчезла.

Но все-таки самое интересное – не это.

Как уже было отмечено, ИГИЛ уже вполне выполнил свою задачу и на Ближнем Востоке и – косвенно – в Европе. Однако, по мере того, как становится ясно, что ситуация в Сирии стабилизируется и режим Асада остается у власти на обозримое будущее, вопрос о том, что делать с ИГИЛ вырастает в реальную проблему.

Не отправлять же исламских боевиков обратно на историческую Родину? Это ведь по словам самого ВВП – более 80 тысяч человек, «в том числе и из России». И это – только вооруженные бойцы.
Так что же делать с русскоязычными «исламскими боевиками»?

Способ решения этой проблемы доверили озвучить Рамзану Кадырову.
«От имени и по повелению» Рамзана на митинге в Грозном, в присутствии сотен тысяч людей, заполнивших площадь перед мечетью «Сердце Чечни» были произнесены следующие слова: «Если бы была наша воля, мы бы отправили туда такую армию, начало которой стояло бы у стен этих нечестивцев, взирая на то, как эти трусы спасаются бегством! А конец этой великой армии был бы здесь, у «Сердца Чечни!» (االله أكبر)

Весьма показателен сам календарь событий последних дней.

1-го сентября москвичи обнаружили многотысячные толпы мусульман, молящихся перед соборной мечетью. Возмущение горожан «понаехавшими» и «муслимами» подогревалось самым активным образом науськивали и накручивали, в т.ч. в СМИ. Социальные сети, естественно, оказались главным инструментом воздействия на тех, кто привязан к компьютеру больше, чем к телевизору. По этому поводу открыто выступили «лидеры либеральной оппозиции». Поцитируем лучшее: «Мы не для того переезжали на Патрики, открывали там барбер-шопы и смузичные, чтобы дикари, звер*ки и прочие понаехавшие тут сабантуи устраивали. Геть до своих ебеней, дикари! Я не желаю видеть стадо дикарей у себя на районе».
То есть почва для следующего витка анти-исламской истерии была уже вполне подготовлена.

2-го сентября, едва СМИ успели донести до мировой и российской общественности новости о событиях в Мьянме, была организована – с одной стороны – демонстрация мусульман в поддержку единоверцев в Мьянме (полиция вела себя по отношению к демонстрантам совершенно спокойно и расслабленно). А с другой стороны, в соцсетях появились пространные (вызывает изумление скорость, с которой они были написаны) тексты разнообразных «либерально-оппозиционных блогеров», направленные на то, чтобы поддержать имидж буддистов как ангелических существ, не способных и муху обидеть, а с другой – тщательно и с глубоким знанием предмета объясняющих, откуда взялись эти мерзкие рахинджа, почему они такие отщепенцы и почему не заслуживают ни сочувствия, ни поддержки. Дикари, одним словом.

3-го сентября состоялась встреча ВВП и маршала Ас-Сиси, в ходе которой они подписали совместное заявление, решительно осуждающее любое насилие как способ решения межэтнических и межрелигиозных конфликтов, особенно подчеркнув недопустимость такого насилия в отношении мусульман.
Кто-то верит, что подобные заявления составляются на коленке за полчаса до встречи политических лидеров? Тексты такого рода готовятся как минимум за несколько дней, т.к. они должны пройти несколько уровней проверки, контроля и одобрения.

Ну, а 4-го сентября в Грозном состоялся митинг, в котором участвовало (по заявлениям устроителей) около миллиона человек, готовых отправиться воевать добровольцами в Испанию Мьянму.

Логично предположить, что раз уж вопрос о помощи мусульманам Мьянмы поставлен так остро и драматично, то почему бы не начать с того, чтобы отправить туда боевиков ИГИЛ, чтобы они теперь там выполняли задания партии и правительства задачу создания халифата и борьбы с неверными?
Более удачного применения трудно и придумать. И в России с ними забот будет меньше, и дестабилизация Мьянмы и всего региона может быть обеспечена на годы вперед.

Но это – внешняя политика.

Во внутренней политике ВВП тоже сумел кое-чего добиться. Почти миллионный митинг в Грозном наглядно показал, что за ним стоит грозная сила. Если Рамзан Кадыров, многократно клявшийся в верности Путину, может «поручить и повелеть» создать такую армию, с таким боевым духом, как это показал митинг, ВВП не страшны никакие внутренние враги.

А как же ФСО? Как же Национальная гвардия? Разве они не являются надежной силовой опорой трона?

Это как сказать.

Чтобы исключить проигрыш, игроку приходится делать ставки и на чет, и на нечет, и на красное, и на черное. И даже на зеленое зеро.

Сейчас Путин сделал ставку на Ислам.

Ставка рискованная. Та самая, что больше, чем жизнь.


Comments

livejournal
Sep. 5th, 2017 09:11 pm (UTC)
ПУТИН ДЕЛАЕТ СТАВКУ НА ЗЕЛЕНОЕ
Пользователь medvedy_teddy сослался на вашу запись в своей записи «ПУТИН ДЕЛАЕТ СТАВКУ НА ЗЕЛЕНОЕ» в контексте: [...] Оригинал взят у в ПУТИН ДЕЛАЕТ СТАВКУ НА ЗЕЛЕНОЕ [...]