?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ОБМАНКА ПРОГРЕССА


А.Бондарев
Е.Покровская


Наука, построенная на принципе связи, а не причинности,

избавляет нас от дурной бесконечности эволюционной теории,
не говоря уже о ее вульгарном прихвостне — теории прогресса.
(О.Мандельштам, О природе слов)

Прогресс— направление развития от низшего к высшему,
поступательное движение вперед, к лучшему.
(Википедия)


Когда над Фукуямой и его «концом истории» все досыта посмеялись и, довольные, разошлись обсуждать более насущные проблемы современности, история взяла-таки да и закончилась. Возможно, к изумлению самого Фукуямы, поскольку он предсказывал не совсем то и не совсем тогда. Если кратко, то рельсы идеологий, уходящих своими корнями в эпоху Просвещения, вдруг оборвались в каком-то невнятном тупике. Все, чем привыкли оперировать политики и представители «социальных наук» - от «Коммунизма» во всех его формах до «Капитализма» - вдруг утратило магическую силу. Устремления в рамках идеологических концепций (во всем широком спектре западных идеологий последних двух столетий) привели всех - независимо от направления устремлений - совсем не к тому, что описывала теория.
Устремляться стало, вроде бы, некуда.
«Линейной» истории развития человечества, казалось, пришёл реальный конец.

Что оставалось?
Только обращение к эмоциям и почти подсознательному желанию верить в осмысленность человеческого бытия.
Просроченный товар нужно было снять с полок и упаковать поярче и попривлекательнее.
Коммунизм (социализм, научна организация общества, далее везде) больше не продаётся?
Креативный маркетинг - в помощь.

И действительно: назвавшись «прогрессистами», современные социалисты сделали гениальный маркетинговый ход. Социализм – идея почти до неприличия скомпрометированная, а вот «прогресс» по-прежнему способен вызывать у людей и энтузиазм, и даже столь редкий в наше время оптимизм.

Это понятно. С одной стороны, никому не хочется лишаться бытового комфорта, который в сознании большинства слился в идеей «прогресса» в единое целое.

А с другой стороны, мысль о том, что технологии – пусть не сейчас, но когда-то в будущем – все-таки смогут решить все проблемы человечества, это, пожалуй, последний рубеж оптимистического взгляда в будущее.

Обсуждение предыдущего текста хорошо показало, почему «прогрессистам» удается вызывать симпатию даже у той части публики, которая на дух не выносит идей социализма, ратует за максимум свободы и за минимальное вмешательство государства в жизнь людей.

А ведь это вещи несовместимые.

Почему же они несовместимы?

  1. Прежде всего еще раз подчеркнем, что развитие техники – и возникновение новых форм социальной организации и «прогресс» - это не одно и то же.
    Самые колоссальные изобретения, на которых основывается абсолютно вся нынешняя цивилизация - колесо, винт, рычаг и т.п. были сделаны в глубокой древности.
    Но никто никогда не говорил, что колесо - это необходимый элемент на пути в светлое будущее и никто не считал, что рычаг или винт решат социальные и моральные проблемы.
    Все это было названо «прогрессом» и втиснуто в рамки теории поступательного развития общества к некой идеальной стадии только в конце XVIII в. Bменно с этого момента развтие техники было механически перенесено на общество и было решено, что общество – это тоже своего рода машина, которой можно и нужно умело управлять и направлять его развитие.
    Проблема идеологии «прогресса» состоит в том, что живые явления (как социум, так и человек) рассматриваются как неживые, как механизмы. Считается, что можно изобрести способ нажать на нужные кнопки и получить на выходе «идеального человека» или «идеальное общество». Это и есть социальная инженерия – в противоположность концепции органичного развития общества.


«Прогресс» - это концепция управляемой и целенаправленной деятельности по достижению идеального состояния человечества. Она предполагает некое движение от «несовершенного» состояния к «совершенному», и предполает преобразование не только окружающего мира, но и самого человека. Наиболее ярко эта идея была сформулирована Марксом и Энгельсом как в «Манифесте», так и в других работах, в частности, в идее знаменитой «пятичленки», т.е. перехода человечества от одной исторической формации к другой, более «прогрессивной».
«Колея прогресса» стала единой и безальтернативной дорогой, на которую человечество начали уже вполне организованно загонять все более и более активно начиная с XIX в., главным образом в ходе строительства колониальных империй.

До эпохи Просвещения европейцы при завоевании территории ограничивались крещением туземцев и обеспечением поставок необходимого сырья/ценностей/рабов в метрополию. "Цивилизаторская миссия" и стремление распространить на весь мир европейские представления о культуре и, кстати, "прогрессе" появились лишь с конца XVIII в. Именно тогда были заложены основы гомогенизации человечества.
Парадоксальным образом те, кто фактически лишил значительную часть населения Земли права выбора собственного политического и социального развития, упорно продолжают называть себя «либералами», т.е. сторонниками свободы.
Самым страшным, непоправимым результатом колониализма стало то, что были ликвидированы все возможные альтернативные пути развития человеческих культур, народов и рас.


  1. Уже в XIX в. стало очевидно, что суть явления, обозначенного в эпоху Просвещения как «прогресс» такова, что где вакцина Пастера, там непременно и пулемет Максим.

Эпоха механических кукол и заводных «автоматонов» быстро закончилась.
Военная промышленность стала основным и наиболее активным направлением технического прогресса. Собственно, именно пулемет «Максим» позволил европейской цивилизации окончательно доказать свое превосходство над остальным миром.
Пестициды и гербициды (а также некоторые химические удобрения) оказались побочным продуктом военно-химической промышленности и способом частично утилизировать запрещенные к применению ядовитые вещества.
Ну, а с авиацией и ракетостроением все достаточно понятно. В СССР космический корабль так и назвали – «Прогресс».

ХХ век можно без преувеличения назвать веком «прогресса и прогрессистов». Идеи социализма (в той или иной форме) получили в мире самое широкое распространение, а с ними, естественно, и принцип «прогресса». Прогрессистами тогда были все: Муссолини, Троцкий, Сталин, Рузвельт, Гитлер, Мао Цзе-дун и многие другие. То, что эти политики в чем-то друг от друга отличались или даже воевали друг с другом, принципиального значения не имеет. По поводу прогресса к них разногласий не было.



  1. Мысль о том, что технический прогресс уже принес человечеству массу пользы и решил многие (в том числе и социальные) проблемы – один из главных доводов сторонников «прогресса». Однако, все далеко не так просто.


Например, нигде животным не живется так хорошо и приятно, как в хорошем зоопарке. Однако, высшие млекопитающие в зоопарках чрезвычайно подвержены психическим (именно так!) заболеваниям. Поэтому одна из главных проблем персонала хороших зоопарков - обеспечить своим питомцам какую-то целесообразную деятельность. Это удается далеко не всегда, и, хотя продолжительность жизни животных в зоопарке в среднем выше, чем в дикой природе, отсутствие целесообразной деятельности часто приводит к тому, что мы видим тигра или медведя, упорно наматывающих круги по своему вольеру. Это – свидетельство уже непоправимого расстройства психики, вскоре приводящего к смерти животного.
Комфорт, гарантированное питание и медицинское обслуживание, оказываются недостаточными даже для животных.

Что же касается людей, то ни для кого не секрет, что в последние десятилетия алкоголизм, наркомания и зависимость от компьютерных игр (уже определенная психиатрами как одна из форм аддикции) приобрели характер эпидемии. Причем, сильнее всего эта эпидемия коснулась молодежи: казалось бы, того поколения, которое родилось и выросло с высокими технологиями и должно максимально использовать все те возможности, о которых мечтали когда-то фантасты –, освободившись от физического труда, заниматься творчеством или «духовным ростом».
Мы видим, что механизированный (или даже компьютеризованный) труд ничуть не менее отупляющ и утомителен, и ничуть не более способствует воспарению духа, чем труд крестьянина или ремесленника.
В каком-то смысле крестьянин и ремесленник, уставая физически, лучше осознавали целесообразность своей работы, чем молодые люди, сидящие в офисах. Регулярные мероприятия по «сплочению коллектива» и «поднятию корпоративного духа» оказываются не особенно действенными.

Получается, что жить человеку становится все лучше, все веселее и комфортнее, но при этом он все больше стремится уйти в другую, альтернативную реальность,. Кто в какую может: кто мочит драконов, кто уходит в наркотический транс, а кто по-простому – в запой.


  1. В сегодняшнем мире наблюдается любопытная тенденция:. «прогрессизм» остается популярным и даже привлекательным лозунгом – но само понятие «будущего» из политического и социального дискурса нечувствительно, но стремительно исчезает.

Похоже, никто не стремится к будущему. К светлому, вдохновляющему, трудному, полному новых перспектив – или хоть к какому-нибудь.
В политических программах и в документах международных организаций понятие «будущего» все более подменяется понятием «прогрессивного развития».
А люди, которые в рамках существующей системы все еще продолжают оставаться избирателями, тоже в будущее не хотят.
Они хотят, чтобы стало «как раньше».
Теперь, наконец, поговорим о несовместимости.

А.     Существует реальная дихотомия: свобода или «прогресс».

Попадая на «путь прогресса», общество лишается возможности гибко реагировать на специфические условия своего существования (от климата и почв до традиций и установившихся социальных структур и политических институтов). «Путь прогресса» предполагает лишь один способ политического и социального развития – это представительская демократия в ее европейском варианте. В ней нет места для веками установленных способов самоуправления и решения внутренних конфликтов в неком конкретном обществе. Любые изменения также  осуществляются  с помощью рецептов, выработанных современной социальной наукой и утвержденных международной бюрократией. Так «прогресс» отнимает у людей свободу выбора.

Б.     Не менее реальна и дихотомия: разнообразие или «прогресс»
.
Концепция «прогресса» распространяется не только на политику и социальную сферу, но и на повседневную жизнь, привычки, манеру одеваться, продукты, которые можно или нельзя потреблять, и т.д.
Поскольку в парадигме прогресса «человек» - явление вполне абстрактное, а «западный» стиль жизни считался наиболее «прогрессивным», то и во всем мире детей начали обучать по программам, максимально приближенным к европейским. Начиная с XIX в. использование местных языков не одобрялось, а местами – запрещалось, местные культурные и религиозные обычаи осуждались как «варварские», а местами – жестоко преследовались. Целью было создание некоего «универсального европейца», что, нужно сказать, частично удалось.
Парадоксально, но приходится отметить, что и в наше время те же люди, которые прекрасно понимают, насколько важен принцип разнообразия в природе и которые готовы бороться за сохранение уникальных экосистем, видов и т.п., полагают благом для человечества выработку единых культурных, социальных и политических стандартов, оставляя отдельные штрихи национальных особенностей лишь в качестве уступки «местному колориту» или в качестве объектов туристического бизнеса.

В.     Как ни странно, дихотомия – развитие или «прогресс» -- тоже весьма реальна.

Прекрасным примером может служить СССР, где любая «инициатива на местах» разбивалась о бюрократическую стену, включая массу «рацпредложений», многие из которых были серьезными техническими новшествами, но не вписывались в устоявшуюся систему, одобренную официальной наукой и утвержденную бюрократией. Те, кто считает, что подобное было абсолютно невозможно «при капитализме», глубоко заблуждаются. Постройки дорог, предприятий или поселений без учета местных условий (и вопреки протестам туземцев, от которых отмахивались как от «предрассудков») случались и продолжают случаться сплошь и рядом.

Г.      Ну, и совсем интересный момент: дихотомия морали и «прогресса».

«Прогрессивный» подход к морали предполагал, что любые нравственные, моральные или даже духовные проблемы могут быть разрешены научным и/или бюрократическим путем.
Последствия этого подхода очевидны -- особенно в США, где он пустил на редкость глубокие корни. Любой личностный конфликт может быть улажен исключительно при посредстве бюрократии: если женщину ущипнули за задницу в лифте, она не может дать обидчику пощечину, но должна обратиться в суд, дабы «специально обученные люди» вынесли по поводу инцидента в лифте свое взвешенное решение.
Точно так же «специально обученные люди» получили право решать большую часть частных и межличностных конфликтов, включая конфликты между родителями и детьми и супругами. Сразу подчеркнем, что речь не идет о случаях грубого насилия и прочей уголовщине, а именно о том, что в быту называется скандалами, семейными разборками и семейными проблемами.
«Прогрессивное человечество» постепенно отучилось разговаривать со своими близкими и поручило это ответственное дело специально обученным ученым и бюрократам. Более того, любой другой способ общения «прогрессивное человечество» считает примитивным и чреватым страшными последствиями для всех участников.

Фукуяма со своим «концом истории» оказался парадоксальным образом прав
.
Не там, не так и не тогда, как ожидалось, но до мелочей ли тут, если речь идет о Конце (с заглавной буквы и никак иначе)? О конце чего – другой вопрос.

Судя по всему, мы живем в конце некоего весьма существенного периода. Кончается эпоха, которую современное человечество привыкло воспринимать как высшее достижение земной цивилизации и, кстати говоря, как свою собственную историю – поскольку и само понятие «человечества» как некоего единства возникло именно вместе с этой эпохой. И конца этой эпохе, вопреки здравому смыслу, отнюдь не предвиделось.

Каков может быть дальнейший вектор движения истории?

Весьма вероятно, что процесс пойдет в сторону развала государств-гигантов и создания государств или иных социальных образований меньшего размера, где прямая демократия (или другие формы самоуправления) могут быть не формальностью, а действенным рычагом социальной и политической жизни. Примером такого рода социального устройства может быть Исландия
.
Такие государства совершенно не обязательно должны быть моноэтничными и монокультурными: другой пример успешного государства с минимальной бюрократией и прямой демократией – Швейцария.

Очень возможно, что именно сейчас мы находимся в самом начале возвращения человечества к традиционной, органичной форме политического и социального существования – в противоположность развитию под диктатом некоей идеологии, предусматривающей универсальные законы для всего человечества.

Что можно предложить вместо таких универсальных законов? Пока – самый минимум:

а)     Перестать надеяться на то, что технический прогресс решит все проблемы человечества (социальные, моральные и прочие). Если их не решила стиральная машина, то почему их может решить мобильный телефон или даже телепортация?

б)     Перестать считать, что человечество откуда-то куда-то «движется» и должно прийти если не к идеальному состоянию общества, то, по крайней мере, к все более и более совершенному. Перестать считать, что каждое следующее поколение должно жить лучше, богаче и совершеннее. Вспомнить, что эпоха «прогресса» - это всего лишь 200 лет в истории человечества, которое существует как современный вид около 50 тыс. лет. За это время люди не один раз забредали в тупики, и кое-кому даже удавалось из них выходить. «Прогресс» (как и, страшно сказать, вся западная цивилизация) вполне может оказаться одним из таких тупиков. Если это так, то остается лишь надеяться, что наши дети, внуки или правнуки сумеют из этого тупика выйти.

в)     Перестать считать, что есть некие «специалисты», которые знают, как надо (и как не надо) развиваться человечеству и имеют право устанавливать правила на этот счет. Перестать делегировать свои проблемы государству и бюрократии и надеяться на то, что какие-то правила, ограничения или стандарты, принятые в некоем «центре», помогут справиться с проблемами.

г)   Перестать считать, что только государство (и чем крупнее, тем лучше) может обеспечить процветание своим гражданам. Перестать считать, что государство вообще что-то «должно» обеспечивать, поддерживать или контролировать. Как только население начинает считать государство источником неких благ, которые оно «обязано» распределять, как только люди начинают произносить фразу «нам это положено», возникает плодородная почва для перехода к автократическому, тоталитарному или диктаторскому режиму.
Так было всегда и везде: начиная с Древнего Рима и заканчивая покойным СССР. Сейчас эта тревожная тенденция проявляется и в Европе, и в США.

д)     Перестать считать парламентскую демократию единственно «правильной» формой государства.

е)     Перестать надеяться на то, что человечество (или его «светлые умы») все это осознает, и уповать на то, что в некий момент, среди неминуемого всеобщего хаоса и несчастий, в людях проснется первобытный стадный инстинкт, и они перейдут к формам самоуправления сравнительно небольших общин, объединенных по любому принципу, какой для себя изберут члены этой общины.

Разнообразие – залог процветания не только в природе, но и в социуме. Мелкие и мельчайшие разрозненные германские княжества, епископства и вольные города дали миру величайший расцвет немецкой культуры: от Баха и Моцарта до Гете и Шиллера. То же самое можно сказать об Италии до ее объединения.

Все это, разумеется, лишь предположения о том, что может ожидать человечество после «эпохи прогресса». Весьма оптимистические предположения, надо сказать.

Гарантий, что на этом пути человечество ожидает счастье – нет. В конце концов, войны, эпидемии и прочие несчастья посещали людей на протяжении всей истории. Но уж если на то пошло, то именно «эпоха прогресса» принесла человечеству две самые чудовищные войны в его истории и едва не истребила его в ядерном конфликте.

Будущее исчезло как объект планирования и целенаправленного «строительства». Жизнь возвращается к своему – часто непредсказуемому – течению.

Может, так оно и лучше.




Comments

muxa_ne_eblas
Jun. 27th, 2017 06:08 pm (UTC)
При чем тут "экономический базис"?

Я стою на позиции логики и причинно-следственных связей. А логика говорит мне, что изменения технологий требуют социальных перемен, а социальные перемены невозможны без изменений мировоззрения. Именно техноуклад первобытно-общинного строя породил языческие религии, а техноуклад древности и раннего средневековья породил монотеизм (в разных регионах по разному, но приход монотеизма был неизбежен), техноуклад конца XIX - начала XX века породил фашизм, коммунизм, социализм, капитализм (или вы считаете, что идея фашизма могла появится у первобытных племен?), наконец техноуклад конца XX века породил либертарианство, толерантность, и т.д.

Поймите, любая человеческая идея о "лучшем и справедливом" обществе всегда обусловлена текущим технологическим укладом и является заведомо ложной попыткой заглянуть в будущее просто проинтерполировав на 50-100 лет вперед текущие параметры.
К примеру в XIX считали, что главной проблемой человечества будущего станет утилизация навоза с городских дорог. Вот так вот.
Так что не надо бояться будущего.