susel2 (susel2) wrote,
susel2
susel2

Categories:

Свободный выбор женщины Востока

Скандал вокруг буркини все на затихает. Ни в Западной прессе, ни в русскоязычной блогосфере.

Одним из самых популярных аргументов в пользу «борьбы с религиозным мракобесием» стало угнетенное положение несчастных мусульманок, которым «отцы и мужья» запрещают выходить на улицы в том, что европейская прогрессивная общественность считает нормальной одеждой. И которым – уж тем более – не позволяют обнажаться на пляже так, как это принято в Европе в последние примерно 50 лет.

Все это брожение умов и накал страстей напомнили мне замечательную дискуссию, происшедшую у меня в аудитории во время одного из занятий по курсу «Современная история Ближнего Востока».
Я читала этот курс в одним из весьма престижных американских университетов, и состав студентов был очень смешанным. Примерно половина – белые мальчики и девочки из «верхне-среднего класса», остальные – обычная американская сборная солянка, в том числе и ребята явно ближневосточного происхождения, из них – три девушки в хиджабе. И еще одна девушка в хиджабе: афроамериканка.

Разумеется, в рамках этого курса обойти тему положения женщины в Исламе было невозможно. Студенты оживленно – и вполне предсказуемо – обсуждали некую статью, которую им было предложено прочесть на эту тему, и – так же предсказуемо - склонялись к тому, что женщина в Исламе лишена множества прав по сравнению с положением женщин Европы и США. Особенный упор при этом делался как раз на невозможность «одеваться как хочется» и  «делать что хочется».

Я специально свела свою роль к модерации дискуссии, лишь предоставляя слово желающим и подчеркивая необходимость держаться в строго академических рамках. Я предчувствовала, что провокационных вопросов задавать не потребуется: будет интересно и так.
Я не ошиблась.

Руку подняла одна из девушек в хиджабе:
«Я сама сделала выбор в пользу того, чтобы носить хиджаб. Я совершенно не хочу быть сексуальным объектом для каждого встречного. Я не хочу, чтобы люди, которых я не знаю и до которых мне совершенно нет дела, рассматривали мои руки, ноги и прочие части тела и судили обо мне на этом основании. Со своими близкими я могу надеть все, что хочу, и их мнение о том, как я выгляжу, для меня важно. Почему я должна соответствовать ожиданиям тех, кого я не знаю и чье мнение меня совершенно не интересует? Почему я должна делать что-то для того, чтобы им было интересно на меня смотреть?»

Тут, разумеется, вступила американская девушка, активная феминистка, которая попыталась объяснить защиту хиджаба «привычным само-подавлением и интернализацией репрессивного поведения». В том смысле, что девушка в хиджабе настолько неспособна выйти за рамки своего миривоззрения, что ей просто недоступен другой взгляд на эту проблему.

И вот тут слово взяла афроамериканка.
«Профессор нас предупреждала о недопустимости перехода на личности, поэтому я на личности переходить не буду.  Я только скажу, что заявлять, будто бы мусульманка не в состоянии понять, что для нее хорошо, а что – плохо, что она не может решить, какая форма одежды ей больше всего подходит – это типичное высокомерие, которое мы, афроамериканцы, испытываем на себе уже не первое поколение.
Нам указывали, где нам жить, где и как работать, на каких скамейках сидеть и где гулять в свободное время. Чем это кончилось, все помнят. Теперь почему-то кто-то считает, что я, мусульманка, не в состоянии решить, какую одежду мне удобнее носить и почему. Кто-то считает, также, что я не могу выбирать, с кем мне общаться и как жить дальше. Это – полная ерунда!
Я общаюсь с кем хочу. У меня полно друзей – юношей. Они свободно могут приходить ко мне в гости, общаться со мной и моими сестрами. Мои родители всегда им рады. Но, поскольку я ношу хиджаб, эти молодые люди знают, что если кому-то из них захочется более серьезных отношений, то никакого секса между делом не будет. Если кому-то хочется со мной серьезных отношений, он должен сто раз подумать, потому что тем самым он берет на себя ответственность. И да, кроме всего прочего я не хочу чтобы мужчина выбрал меня за форму моих ног, за то, что я «в отличной форме» или за что-то еще, что ему там понравилось в моей фигуре. Фигура может сильно измениться, и мы все это знаем, так вот я не хочу чтобы мой брак зависел от таких дурацких факторов».

Тут, надо признаться, мне пришлось постучать карандашом (а потом и кулаком) по кафедре, потому что в аудитории начался общий гул, в котором можно было различить фразы типа: «А как же опыт?»  или «Это – эскапистский подход к жизни!» или что-то вроде «Вы упускаете столько бесценных возможностей!», «Жизнь – одна!» , «А как же карьера!»
Мне пришлось пригрозить выгнать всех, кто выкрикивает реплики с места, не потрудившись поднять руку и попросить слова. И тут руку подняла еще одна девушка в хиджабе. Она говорила тихо, но очень твердо и решительно.

«Мой отец – врач. И он, и мама уговаривают меня перестать носить хиджаб, так как они считают, что это может помешать моей карьере. Я тоже собираюсь стать врачом, педиатром. И я совершенно не вижу, как хиджаб может мне в этом помешать. Ислам считает профессию врача священной. Ислам не запрещает изучать анатомию и биологию. Ислам не запрещает женщине работать вне дома. Я не вижу, в чем проблема. Если кому-то не нравится то, что я в хиджабе, то для меня это – одной проблемой меньше. Я не должна разбираться в оттенках отношений людей. Я не буду учиться или работать там, где меня будут судить по тому, во что я одета, а не по тому, какой я специалист или как я учусь. Хиджаб избавляет меня от многих потенциальных проблем в общении с людьми, я чувствую себя гораздо спокойнее и увереннее в хиджабе.»

Время наше подходило к концу, но одна из белых американок успела сказать: «Но ведь хиджаб не оставляет вам никакого выбора! Никакого разнообразия в одежде! Каждый день одно и то же!»

И вот тут черная мусульманка выдала последний аргумент:
«А вы на себя посмотрите! Вы думаете, что у вас - куча выбора, но все вы одеты в одно и то же! В то, что принято носить! Даже кроссовки одной и той же фирмы, и рюкзаки, и джинсы! Ну, какая разница, белая на вас майка, розовая или в цветочек! Хиджаб тоже может быть в цветочек, между прочим! Не надо прикидываться, что вы сами решаете, во что вам одеваться. За вас это решают рекламные агентства и модные бренды!»

На этом месте я выгнала из аудитории всех, поскольку в коридоре уже толклись ребята, у которых там должна была быть следующая пара.

Если кому-то покажется странным, что я спустя несколько лет помню эту студенческую дискуссию в таких подробностях, то это-то как раз просто.  Придя к себе в кабинет, я сразу же в общих чертах записала происшедшее. Не дословно, конечно (это не цитаты), но достаточно близко к тексту. Я собиралась использовать этот материал для дискуссии в семинаре по истории Ислама.

Да и вообще мне показалось интересным то, насколько основательно продумывали свои аргументы девушки-мусульманки. Будущие забитые домохозяйки, которым муж будет указывать, как им жить и что носить?
Сомневаюсь.

P.S. Ну, и к вопросу о том, насколько разным может быть хиджаб.
На двух фото ниже - одна и та же женщина: врач из Одессы и украинский воин Амина Окуева  (фото находятся в общем доступе)

.




Tags: tempora et mores, urbi et orbi
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 165 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →