?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Памяти Небесной Сотни

С великих и трагических событий Революции Достоинства прошло два года.





Кому-то может показаться, что эти два года что-то изменили в происшедшем.

Это не так.
Никакие политические интриги, никакая околовластная возня, никакой популизм и коррумпированность новых элит не могут отменить того, что произошло тогда.
Ничто не может отменить победы Майдана и его героев.

Победа Майдана открыла современному миру некое новое (или давно забытое старое) измерение человеческого бытия: измерение чудес, искренней веры, надежды и любви в самом высшем их понимании. Люди Майдана напомнили всем нам, привыкшим размышлять о духовности исключительно абстрактно, а о вере, надежде и любви – исключительно конкретно и всегда применять эти размышления к  потребностям нашей драгоценной личности - очень древнее и, на самом деле, предельно простое правило магии:  любой запрос человека может быть исполнен, если он подкрепляется готовностью отдать ради этого все, что потребуется.
Чем выше запрос, тем выше цена. Понятно, что высшей ценой, какую может предложить человек, является его собственная жизнь.

 Разумеется, во все времена находились подлецы, пытавшиеся подсунуть Року и Судьбе  в качестве платежа чью-нибудь чужую жизнь. Так поступают и сейчас.
Так погибла Небесная Сотня: смерть этих людей должна была, по замыслу убийц, запугать всех тех, кто продолжал борьбу на Майдане.

Иногда такие штучки (в эзотерическом смысле) проходили.
Но не в этот раз. Видно, уж очень высок оказался заданный Майданом уровень

Сейчас, два года спустя, по-прежнему не дает покая вопрос, как произошел прорыв на этот высочайший уровень. Откуда берутся люди, способные пожертвовать жизнью, способные забросить на три месяца бизнес, способные  в одночасье изменить свое бытие ради того, что многим )может показаться абстрактными идеалами. Ответ, как ни странно, предельно прост: они берутся из живого, функционирующего общества.

 В принципе, это - предельно простое понятие: живое общество. Общество, способное обеспечить свое существование: позаботиться о самых насущных нуждах, организовать быт, обеспечить лечение больным и раненым, достойно похоронить погибших. Общество, которое даже в условиях войны самоорганизуется для уборки мусора, приготовления горячей пищи и поддержания порядка. Самоорганизация здесь – абсолютно ключевое слово.  Майдан создал формы реальной самоорганизации общества, то есть, работающей прямой народной демократии.

Именно поэтому феномен Майдана напугал традиционных политиков до судорог, и далеко не только в России. На Западе – тоже. Дело ведь не в том, что убрали коррумпированного и зарвавшегося президента с его непосредственным окружением: это-то как раз дело довольно обыкновенное и не стОило бы хлопот. Дело – именно в феномене Майдана и в прямой демократии, которая до недавнего времени считалась поросшей мохом историей, предметом абстрактного любопытства, чей опыт неприменим в условиях мегаполисов, современных требований к уровню жизни и чрезвычайно сложных инфраструктур.

Все эти предрассудки сгорели в огне Майдана и были развеяны вместе с дымом горелых покрышек.  Выяснилось и было доказано, что самоорганизация гражданского общества и принятие решений методами прямой демократии, возможны не только в древности или в нынешних мелких, оторванных от основного мира общинах бывших хиппи, живущих плетением корзин и гамаков. Это возможно и в условиях современных городов, в условиях большой европейской страны.
Что это значит в практическом смысле? Это значит, что так называемая "политическая элита", профессиональные политики - начиная от местных чиновников до бонз из ООН и Европейского Союза нутром почуяли опасность.

Надо сказать, что чутье их не обманывает.  Если окажется, что возможно устройство общества, в котором все политические должности будут выборными впрямую, подотчетными впрямую и - главное - отзываемыми в случае неудовлетворительной работы, то это - практически конец тому уютному положению дел, когда власть прочно находится в руках некоей - пусть даже формально избираемой - элиты.

Эдак можно легко дойти и до того, что бюрократы вообще не очень-то и нужны, а если и нужны, то в гораздо меньшем количестве, чем они есть сейчас, на меньших зарплатах и без всяких привилегий по сравнению с остальными гражданами. И то сказать: королева Нидерландов ездила же на велосипеде, пока ей возраст и здоровье позволяли? Так почему бы нынешним столоначальникам тоже не попробовать вести скромный (и здоровый) образ жизни?

Это  - потрясение основ, сравнимое разве что с Liberté, Egalité, Fraternité в конце восемнадцатого века, и в нынешнем мировом истаблишменте производит ничуть не меньший ужас, чем этот французский лозунг производил в сердцах маркизов и герцогов, коим угрожало превратиться в граждан даже если для них лично революция обходилась более-менее благополучно.


То, как отчаянно (и небезуспешно) истеблишмент может сопротивляться, видно на примере последних полутора лет. Но сейчас – не об этом.
Феномен майдана уже произошел, его не ликвидируешь из памяти, и, главное, из исторического опыта. Что бы теперь ни произошло в Украине и с Украиной - это останется. Это  - своего рода портал в другой мир. Отнюдь  не в вымышленный, а в самый что ни на есть реальный: в политическую реальность будущего.

Причем, будущего всего человечества, если человечество наберет в себе сил и воли для того, чтобы выжить






Вечная память героям Небесной Сотни!


Comments

peregudoved
Feb. 19th, 2016 09:35 am (UTC)
Спасибо.
Ошо говорил, что отличие цадика от раввина в том, цадик - помнит, а раввин - знает.

Вы совершенно правы, этот пережитой опыт Майдана теперь навсегда с нами. Наверное, невозможно представить, как он повлияет на граждан во всём мире, но бесследно это Событие пройти не сможет. Будут самые серьёзные последствия. Люди просто нуждаются в осмысление Майдана. Этого пока не произошло с большинством.
plauntago
Feb. 20th, 2016 04:03 pm (UTC)
Не знаю, у меня ощущение, что во многом не осмыслен именно потому, что еще не до конца пережит. Хорошо осмысляется то, что осталось в прошлом, а вот то, что цепляет до самых внутренностей (из прошлого или из настоящего - не столь важно) - осмыслять трудно, не все на это способны.