susel2 (susel2) wrote,
susel2
susel2

Турецкий диван

А по поводу Соколлу-Мехмеда паши, о котором тут недавно шла речь в связи с проектом строительства волго-донского канала, можно много еще чего рассказать.


И не только потому, что он действительно был одним из самых выдающихся военачальников и Великих Визирей Османской империи. А потому, что его история является в каком-то смысле типичной. Он был одним из тех мальчиков и юношей, которые отбирались османскими властями из немусульманских семей для последующей службы в султанском дворце по системе "девширме" (кровного налога). Эта система была создана для того, чтобы обеспечить султана преданной лично ему гвардией и работниками бюрократического аппарата империи, за которыми не стояли никакие влиятельные аристократические кланы.


Практика эта не поддается однозначной оценке. С одной стороны, разлука с сыном, разумеется, была трагедией для очень многих семей.  С другой стороны, родители отбираемых мальчиков совершенно определенно знали, что их сыновей ожидает по самой меньшей мере обеспеченная жизнь и военная карьера. А для особо одаренных детей открывались перспективы, не ограниченные практически ничем, как показывает пример Соколлу-Мехмеда паши (этнического серба), Мехмеда паши Ангеловича (этнического грека или серба), Херцекзаде Ахмеда паши (родом из Герцеговины) и десятков других, дошедших до высшей ступени османского государственного управления: до положения Великого Визиря. И это - повторюсь - только Великие Визири. Бюрократы и военачальники более низкого ранга были, разумеется, более многочисленны, и выходцы из системы девширме были там представлены еще более широко.

Достаточно сказать, что нередки были случаи, когда бедные мусульманские семьи предлагали своих сыновей соседям-немусульманам для того, чтобы они могли выдать их за своих и отправить в Стамбул. Открывающаяся таким образом перспектива карьеры была, судя по всему, достаточно заманчивой.

Все собранные таким образом мальчики  обращались в ислам и обучались азам военного дела в качестве "янычар-юнкеров" (agemi oğlanlar). После окончания такого "курса молодого бойца" из их числа отбирали наиболее талантливых и направляли их в школу при султанском дворце. Именно там и вырастали будущие османские бюрократы, вплоть до Великих Визирей.

Те же, кто в бюрократическую элиту не входил, продолжали военную карьеру в янычарском корпусе и - если военная фортуна была к ним благосклонна - в свое время уходили на покой, женились и заканчивали свои дни в качестве хозяев каких-нибудь лавок или кофеен (кстати, история кофеен в Османской империи тоже довольно захватывающа). Казалось бы, хорошо продуманная схема.

Однако, кончилось все - как это часто бывает в истории - плохо. Созданный как противовес османской аристократии, янычарский корпус и его офицеры постепенно стали неким аналогом преторианской гвардии при османских султанах: фактически члены османской династии стали заложниками янычар. Любое недовольство могло привести к тому, что янычары переворачивали свои котлы, в которых готовилась пища, что было знаком открытого мятежа. Если же учесть, что восшествие на престол нового султана по традиции сопровождалось раздачей денежных подарков янычарскому корпусу, становится понятно, почему любому претенденту на османский престол было несложно подтолкнуть янычар к бунту. Правда, и его самого в недалеком будущем могла ожидать печальная участь... Против этого нужно было принимать меры. Но это - еще одна отдельная история.

Что же касается янычарского корпуса, то "реформа" по его отмене в 1826 г. свелась фактически к расстрелу казарм янычар из пушек. По свидетельствам современников, большая их часть погибла именно тогда, а остальные были обезглавлены.

Вот так, кстати, янычары выглядели:




Но если вернуться к Соколлу-Мехмеду паше, то никакие подобные неприятности не омрачали время его правления и служения трем султанам подряд.
Кстати, о султанах. Женат Соколлу Мехмед паша был на Исмихан-Султан, которая приходилась внучкой султану Сулейману Великолепному, дочерью - султану Селиму II, сестрой -султану Мураду III и теткой - султану Мехмеду III. И  это - не формальность. Исмихан-Султан была реальной силой в султанском дворце.

Впрочем, гарем всегда был более, чем реальной силой.
И вообще гарем - это совершенно не то, что, как правило, представляют себе люди, выросшие в европейской культуре.
К кому, думаете, в первую очередь посылал приветственные письма и богатые дары каждый новый посол при Османском дворе?

Это, однако, тоже отдельная история.



Tags: а вот еще
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments