susel2 (susel2) wrote,
susel2
susel2

Categories:

Немного позитива

  
                                                                                                                                      И сказал Он, что это хорошо.. .   
     Некоторое время назад в ходе обсуждения судеб России - настоящих, прошлых и будущих - кое-кто из моих собеседников мягко обвинил меня в преждевременном скатывании к старческому брюзжанию и ворчанию по поводу окружающего мира.


Нехорошо - объяснили мне добрые люди - когда вполне себе привлекательная женщина в самом расцвете сил (как Карлсон, практически) впадает в негативизм, критиканство и вообще начинает видеть мир в нерозовом цвете. Я глубоко признательна моим оппонентам за комплименты (особая благодарность, конечно, виртуальным, тем, кто меня никогда в глаза не видел и действовал исключительно по доброте душевной) и хочу признать, что они были во многом правы. Действительно, рассуждения о том, что же произошло "не так" в России (неважно, когда - сейчас, сто лет назад или тысячу) во многом теряют смысл, если не иметь четкого представления о том, что именно мы имеев в виду, когда говорим о том, как оно "должно быть".  Бесполезно и бесперспективно ворчать и жаловаться, если нет возможности обратиться к некоему эталону, и ткнуть объект брюзжания в него носом: вот, мол, как люди-то делают! Учись! Думай! Соображай! 
     В ответ на подобные мысли любой более-менее образованный человек возразит мне, что тут и думать- соображать нечего, эталон давно известен, вот он, трудно его не заметить при всем огромном желании - европейская цивилизация, включающая в себя США и Австралию с Новой Зеландией как свое логическое продолжение. Весь остальной мир серьезнейшим образом от нее отстал практически во всем - от развития политических и социальных институтов до технологического прогресса, и только вот совсем недавно кое-где началось сокращение этого отставания, да и то...
    И вот тут необходимо остановиться. Поскольку, если в дальнейшем мы собираемся говорить о причинах тех или иных проблем, свойственных России, то прежде необходимо по мере возможности разобраться с тем, как именно и почему европейская цивилизация стала именно тем, чем она стала. Почему именно в Европе произошел технологический прорыв, сложились институты современной демократии и возникли идеологические течения, захватившие к нашему времени весь мир. Почему, короче говоря, именно Европа стала тем эталоном, на который мы сейчас ориентируемся. Да, это типичный подход историка - любой рассказ начинать с того момента, когда Земля была еще теплая, но я постараюсь быть как можно более лаконичной и пресекать свои обычные литературные поползновения на корню.
    Что ж, попробуем, насколько это позволяет формат ЖЖ, взглянуть на историю человечества "с птичьего полета", уделяя особое внимание феномену Европы и тем процессам, которые там происходили на протяжении последних двух тысяч лет. Разумеется, деталей нам рассмотреть не удастся, да и не к этому мы сейчас стремимся. Нам главное - тенденцию уловить. Этот подход был испробован на подопытных кроликах студентах, и дал очень неплохие результаты. Посмотрим, что получится со свободной публикой, над которой не навис дамоклов меч будущего экзамена.
    Итак, главнейшим событием в истории человечества за последние примерно 10 тысяч лет следует несомненно признать Неолитическую революцию. Именно в ходе нее (не единомоментно, разумеется, а на протяжении жизни поколений) человечество начало переходить к оседлому земледелию. Не задерживаясь на подробностях этого увлекательного периода (а он - уж поверьте мне - стОит того, чтобы о нем поговорить подробно!) удовольствуемся тем, что результатом его стало возникновение Цивилизации. Здесь необходима серьезная оговорка. В данном тексте слово "цивилизация" употребляется строго в узко-историческом смысле. "Цивилизация" понимается как способ социально-политической организации людей, обладающий следующими признаками:
1. наличие письменности
2. наличие государственного аппарата (войска, судебных властей, сборщиков налогов и т.п.)
3. наличие организованной религии (храмы, профессиональные жрецы и т.п.)
4. наличие городов
5. наличие ремесел и искусства как отдельного рода человеческой деятельности (имеется в виду, что определенная категория людей может прокормить себя, занимаясь исключительно ремеслами и искусствами)
     При этом необходимо постоянно помнить, что народы, не охваченные "цивилизацией"  в этом узком понимании слова не являются ущербными ни в каком смысле - ни в морально-этическом, ни в социально-политическом. Более того, как мы увидим впоследствии, социальные структуры "не-цивилизованных" народов часто отличаются гораздо большей степенью свободы и дают возможность большего разнообразия политической организации. Что же касается морально-этических норм, то история знает огромное количество примеров как морального превосходства "не-цивилизованных" варваров над самыми утонченными представителями "цивилизации", так и примеров обратного, так что эту сторону вопроса лучше вообще не затрагивать во избежание погружения в трясину морального философствования в его самой ущербной форме.
     Итак, приняв термин "цивилизация" как чисто технический и описывающий общество отвечающее пяти вышеперечисленным признакам, отметим, что везде, где подобные общества возникали и развивались, они принимали одну и ту же форму: форму ИМПЕРИИ. Здесь придется привести еще одно определение. Хочу оговориться, что приводимые мною определения, разумеется, не мной придуманы: я использую те из них, которые наиболее широко распространенны в исторической науке.  Это касается и описания империи как формы государственного устройства. Оно включает в себя следующие черты:
1. Многонациональность и объединение всей территории империи под контролем единой бюрократии, подчинение ее единому законодательству и единой фискальной системе.
2. Возникновение (иногда - насильственное внедрение) единого имперского языка, на котором осуществляется бюрократическая, юридическая и прочая государственная деятельность. Как правило это - язык нации-победителя, но тут бывали и исключения.
3. Создание единого идеологического аппарата (единой имперской религии) даже тогда, когда речь идет о политеизме. Создание имперского пантеона, организация и утверждение определенного культа и способов его отправления. Часто - возникновение культа главы государства как непосредственного представителя божественного начала на Земле (условно назовем это лицо императором, хотя титулы могли быть различными). Подчинение идеологического аппарата светской власти или их полное слияние (теократия).
4. Важный момент! Империи не обязательно должны быть территориальными колоссами, как, скажем, Китай или Индия Великих Моголов. Скромные по территории Афины V в. до нашей эры представляют собой несомненный имперский зародыш , сравнительно небольшая по территории Кхмерская империя IX - XV отвечает всем признакам империи, что относится и к другим государствам, возникавшим (и рушившимся) в течение истории человечества в Азии, Африке и Новом Свете. Принципиально важен еще один момент: на смену рухнувшим имперским структурам неизменно приходили слегка видоизмененные, но так же непременно имперские государственные структуры. Менялись династии, границы государств, могли меняться пантеоны божеств и способы отправления культов, но сущность государств, возникавших в пределах структуры "Цивилизации" всегда оставалась стабильной. Эта сущность была имперской, стремящейся к: а)централизованному управлению территорией (неважно, обширной или нет); б) к унификации и гомогенизации социальной жизни в империи и ее идеологии (общий язык,  государственный культ, праздники и календарь), в) к максимально возможному расширению границ империи при максимально возможном сохранении мира и status quo внутри ее пределов.
     Рискуя показаться беспрецедентной занудой, подчеркну эту мысль еще раз. С момента появления "Цивилизации" (примерно 3 тысячелетие до н.э.) ВСЕ государства, возникавшие в ее рамках, принимали форму империи. Это, разумеется, исключает из рассмотрения НЕ государственные образования: всевозможные родоплеменные структуры, вождества и т.п., существовавшие вне цивилизационной "ойкумены". Там существовало значительное разнообразие форм социальной и политической организации, хотя, разумеется, и там наличествовали некие закономерности развития.
     Как сказали бы в плохом романе, "ничто не предвещало беды"  когда, начиная с I в. до нашей эры, началось стремительное расширение Римской империи. В известном смысле  именно Рим стал  эталоном имперского развития, сравнимым разве что с аналогичным явлением в Китае, Империей Хань. В Риме и в Ханьском Китае были выработаны такие эффективные инструменты имперского управления, как общеимперская система гражданства и права (в Риме) и строго централизованная иерархическая бюрократия, базирующаяся на системе экзаменов на чин (в Китае). В обеих империях огромное значение придавалось объединению территории путем создания инфраструктуры: дорог, каналов, почтовой службы (в Китае), дорог, акведуков, государственных зернохранилищ и безопасных морских путей (в Риме). И в Ханьском Китае, и в имперском Риме важную роль играла идеология: объединяющим культом в Китае того периода стало конфуцианство, культ императора как сына Неба связанные с этим многочисленные публичные церемонии и культовые сооружения. В Риме установился культ царствующего императора как одного из богов, со времен принципата Августа поддерживалась общеимперская идеология Pax Romana, чему служил и институт римского гражданства, постепенно распространявшийся на все более широкие слои населения империи.
     Собственно, не обязательно было рассказывать именно о Риме и Китае.  Примером имперского государственного устройства могут служить практически любые другие государства Азии или Африки с момента возникновения цивилизации и до Нового времени. Принципы оставались постоянными, независимо от географического положения государства, эпохи или народов его населяющих. Появилось, однако, одно исключение из этого универсального правила. Если кто заметил, чуть выше в числе тех стран света, откуда можно бесконечно черпать примеры имперских структур, не упомянута Европа.
      Действительно, 4 сентября 476 г. н.э.произошло нечто, что изменило судьбы не только Европы, но и всего мира: германский вождь Одоакр снял порфиру с последнего императора Западной Римской империи Ромула Августула. Существованию Западной Римской империи был положен конец. Разумеется, указанная дата имеет чисто символический характер. Конец Западной Римской империи был не событием, а процессом, растянувшимся как минимум на столетие (один из вариантов  - с 395 по 480 год н.э.)  Главное, однако, совершенно не в этом. Главное в том, что впервые в истории человечества (единственный раз в истории человечества!) распавшаяся великая империя никогда уже не была восстановлена. На ее развалинах начались совершенно новые, ранее невиданные и во многом не до конца еще понятные историкам процессы социального и политического строительства. Начались пресловутые "темные века" европейской истории, когда под покровом этой самой темноты были заложены основы последующего беспрецедентного расцвета.
     Итак, что же, собственно, произошло в пост-Римской Европе?
     Прежде всего, в Европе образовалось множество мелких (иногда - мельчайших) государственных образований. Этот, казалось бы, тривиальный факт оказался впоследствии чрезвычайно мощной пружиной, приведшей в действие механизм "европейского чуда".  Эти государственные образования ("варварские королевства" и более мелкие территориальные объединения) создавались, как правило, по племенному (родо-племенному) принципу, и во главе их вставали вожди соответствующих племен или представители племенной аристократии. Таким образом, в новых государствах чрезвычайно важным становился принцип кровной, языковой и культурной принадлежности к данной общности.
     После распада Римской империи государства, созданные на ее территории, не воссоздали (пусть даже в миниатюре) римских социальных или политических институтов, не взяли на вооружение римскую идеологию (не включили, например, римских богов в свои пантеоны) и - главное - не использовали римское право.  Так называемые "Варварские правды", составленные в V  - IX веках н.э., отражали традиционное/обычное право соответствующих народов и были записаны либо на латыни (франкские и германские "правды"), либо на языке соответствующего народа (англосаксонские "правды"). Огромное значение при этом имеет то, что, хотя главы молодых "варварских государств" и являлись, так сказать, в одном лице законодательной и исполнительной властью (т.е. по их поручению и при их участии составлялись данные уложения, и сами они впоследствии вершили суд), но и сами они, короли и аристократы, тем не менее являлись и объектами права. Источником права оставалась родовая традиция и обычай, диктовавшие права наследования, определявшие отношения между сословиями, формы собственности. Идея того, что государь не является источником права, но является его объектом, была принципиально новой по сравнению с имперскими сводами законов. Более того, в пост-Римской Европе на одной и той же территории могло применяться одновременно несколько законодательств: каждый был судим по праву своего народа. Салический франк - по Салическому закону, вестгот - по Вестготской правде, а римлянин (ибо римляне, разумеется не вымерли в одночасье вместе с падением Рима, и римские анклавы продолжали существовать в окружении "варварских государств" еще достаточно долгое время) - по римскому праву.
     Несколько забегая вперед, хочется отметить, что некая "независимость" источника права от испольнительной власти сохранилась и впоследствии. Теория права разрабатывалась на юридических факультетах европейских университетов (когда таковые возникли), а университеты, в свою очередь, были самоуправляемыми общинами, объединявшими преподавателей и учащихся в интересах того, что уже тогда понималось, как "свобода обучения и преподавания". Именно в этих учебных заведениях обучалась будущая интеллектуальная элита Европы, начиная уже с XI в. 
    Одновременно с самоуправляющимися университетами необходимо отметить и такое принципиально новое в истории человечества (и абсолютно невозможное в империи) явление, как "вольные города". Они возникали, как правило на местах традиционных поселений, мест торговли и межплеменного общения. Эти поселения завоевали себе статус независимости и самоуправления от правителей, контролирующих местность вокруг них, т.к. отношения между королями и "вольными городами", хоть и были частенько напряженными, тем не менее, в конечном счете были выгодны обеим сторонам. Хартии "вольных городов" отличались друг от друга, но все они строились по принципу самоуправления и выборности городских властей. 
     В области идеологии ситуация также в корне отличалась от имперской. Падение Рима создало вакуум власти, который пытались заполнить одновременно несколько противоборствующих сторон: светские власти "варварских государств", Западная Христианская церковь с центром в Риме и представителями (епископами, монастырями) на местах, традиционные служители родо-племенных культов, все еще пользовавшиеся значительным влиянием на население. Совершенно очевидно, что ни одна из этих сторон не могла добиться полной победы (родо-племенные культы более всего проиграли, хотя и не были искоренены до конца). Что же касается истории отношений светских властителей Европы с Римско-католической церковью, то не эту тему написаны буквально горы литературы. Это была воистину борьба титанов, в которой то одной, то другой стороне удавалось временно добиться перевеса. То Папа Григорий VII отлучит Генриха IV от церкви (были похожие прецеденты и до того), то король Филипп Красивый захватит Папу буквально в плен и заставит его делать, что велят... Словом, тут - масса увлекательнейших сюжетов  как для исторических романов, так и для диссертаций. Главное же в том, что светская власть и духовная так до конца и не слились в экстазе, продолжая тонкую игру за влияние и власть над людскими душами, кошельками и - в конечном счете - судьбами. 
    Ну и, наконец, экономика. Собственно, европейское чудо многими воспринимается как таковое именно потому, что где как не в Европе были сделаны (и внедрены) многочисленные открытия в области науки и техники, приведшие к созданию таких чудес света, как пулемет "Максим" (не без оснований считающийся первым оружием массового поражения), боевые отравляющие вещества, ну и паровозы, пароходы и прочие удобства современного мира.
     Я не случайно начала перечисление достижений европейской цивилизации с орудий/способов ведения войны. Война здесь является ключевым понятием. Попробуем - в краткой, тезисной форме - посмотреть, что именно произошло.
- Еще раз повторюсь, ибо это чрезвычайно важно: после распада Западной Римской империи отсутстувие централизованной власти приводит к созданию множества мелких государственных образований, которые немедленно начинают между собой борьбу за ресурсы (прежде всего за землю, пригодную для земледелия).
- Сравнительная ограниченность экономических ресурсов, отсутствие централизованной власти и неустойчивость новых гос. образований создают своеобразный "синергический эффект", приводящий к тому, что а) война становится эндемичной (кто-то постоянно с кем-то воюет в Европе); б) делаются попытки компенсировать ограниченность ресурсов через интенсификацию  производства (особенно в сельском хозяйстве); в) война сама по себе становится одним из способов получить прибыль, своеобразным "бизнесом". Этот последний пункт заслуживает отдельного рассмотрения.
     Чем отличалось ведение военных действий в пост-Римской Европе от войн, которые вели традиционные империи? Войны империй были, как правило, масштабнейшими мероприятиями, которые организовывались и осуществлялись централизованно (для этого существовала имперская военная бюрократия). Кроме того, эти войны как правило были сугубо геополитическими и велись на окраинах империи, не затрагивая большинства населения (когда война перемещалась вглубь империи это грозило полным крахом).
    Европейские войны эпохи раннего феодализма были - отличие от имперских - локальными (иногда в самом буквальном смысле слова, когда сшибались между собой соседние бароны или претенденты на местный престол), армии, задействованные в них были весьма небольшими, и каждый противник организовавал свои военные действия как мог. В таких условиях было сравнительно легко испытать технические инновации в военном деле, которые могли бы дать перевес той или иной стороне. Изготовить пару осадных орудий нового типа, десяток-другой улучшенных луков или арбалетов, усовершенствованных седел или чего-то в этом роде. Все это могло быть предложено любому местному правителю, а если кому-то из них это было не по карману, то вокруг была масса других желающих получить перевес в войне за счет какого-то новшества. Если инновация работала - отлично. Автор-изобретатель мог рассчитывать на вознаграждение. Если нововведение не работало - дело было хуже, изобратетелю грозили серьезные неприятности вплоть до... Но из всего этого вырастал принципиально новый, ранее невиданный в истории человечества феномен: маркетизация войны.
     В условиях, когда война была главным способом борьбы за ограниченные ресурсы, когда в Европе постоянно какие-то государства находились в состоянии войны друг с другом военные знания, умения и технологии постепенно стали самым ценным товаром. Высокую цену можно было получить не только за готовые изделия военного назначения (или ноу-хау их производства), но и за военные навыки, за репутацию надежных, верных и опытных бойцов. Целые нации специализировались на том, что производили (и поставляли на международный "рынок") воинов, пользовавшихся повышенным спросом (как правило, это были нации горцев, лишенные каких бы то ни было других природных ресурсов: швейцарцы, шотландцы). Появились целые команды наемников, с собственными командирами и оружием, готовые заключить контракт на ведение войны с теми, кто нуждался в их услугах (кондотьеры). Война стала деловым предприятием, которое, как и любое другое предприятие, финансировалось деловыми людьми, рассчитывавшими риски и вкладывавшими деньги в расчете на прибыль (именно этим занимались купцы Венеции, Генуи, а затем - Португалии, давая деньги на заморские экспедиции; именно поэтому Васко да Гама и начал бомбардировать Каликут - ему нужно было отчитаться перед акционерами за потраченные на экспедицию средства). В отсутствие централизованной, единой власти в Европе эти процессы распространяются на все государства - от крупных до самых мелких, каждое из которых стремится приобрести самую передовую военную технологию и наилучших наемников, каких только может себе позволить.
     Все технические новшества и изобретения в Европе использовались прежде всего в военных целях (в отличие от империй, где использование чего бы то ни было зависело от централизованной бюрократии. Именно поэтому порох, изобретенный в Китае, использовался там для устройства фейерверков, а в Европе - по своему прямому назначению). Наука, образование и развивающаяся промышленность в Европе были изначально ориентированы на нужды войны: первые светские высшие учебные заведения были офицерскими училищами, подзорные трубы использовались для наблюдения за противником, улучшенная сталь - для производства более мощных пушек и лучшего качества холодного оружия и т.п. Даже такие, казалось бы, далекие от войны сферы производства, как сельское хозяйство и текстильная промышленность играли важнейшую роль в обеспечении армии: фураж и продовольствие для солдат, обмундирование для них же, паруса для флота - все это было необходимо произвести максимально эффективно и с минимальными затратами (принимая во внимание постоянную ограниченность ресурсов, а после эпидемии чумы середины XIV в. - еще и дефицит рабочей силы). В этих условиях интенсификация производства (главным образом за счет инноваций, поскольку рабочая сила стала товаром ценным и сравнительно редким) была естественным выходом из положения.
Поскольку данный пост уже вот-вот превысит размеры, допустимые ЖЖ, попробуем как-то подвести итоги и суммировать все то, что я тут перечислила. Итак:
1. Не имеет никакого смысла говорить об "отсталости остального мира от Европы". Весь остальной мир развивался себе вполне нормально и закономерно, воспроизводя государства в форме империи и родо-племенные формы организации для не-государственных образований.
2. Европа является исключением из правил развития остального мира, т.к. после падения Западной Римской империи на ее территории не была воссоздана имперская структура, а вместо этого возникло множество мелких государств, выросших из родо-племенных вождеств.
3. Новые государственные образования пост-Римской Европы не воспользовались основными инструментами империи: римским правом, принципами государственного устройства и социальной структурой. Право строилось на основе обычного права соответствующих народов, причем правители этих народов сами становились объектом права.
4. В области идеологии возникло серьезнейшее соперничество между светскими властями и руководством Римской католической церкви. Это соперничество продолжалось на протяжении весьма длительного времени с переменным успехом и никогда не привело к слиянию этих двух сил.
5. В пост-Римской Европе возникли такие принципиально новые феномены, как "вольные города" и "вольные университеты". И те, и другие общности были самоуправляемы  и в  большой степени независимы как от светских, так и от духовных властей.
6. При отсутствии единого центра власти, в условиях эндемичной войны и ограниченных ресурсов в Европе, военное дело стало одной из отраслей частного бизнеса. Маркетизация войны привела к максимально быстрому распространению технических инноваций, способных дать одной из сторон военный перевес, а также к тому, что военные навыки и умения стали "товаром".  Решающее слово в организации войн было за теми, кто ее финансировал (и ожидал прибыли в результате.) Отсюда, как известно, и Великие географические открытия, и стремление распространить влияние Европы на весь мир.
7. Ограниченность ресурсов (в том числе и людских) способствовала интенсификации производства, в том числе и внедрению инноваций, которые могли помочь одержать победу в войне меньшими силами. 
Если совсем-совсем коротко, то рецепт европейского экономического чуда сводится к следующему:
ОТСУТСТВИЕ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ ВЛАСТИ (ИМПЕРИИ) +  ЭНДЕМИЧНАЯ ВОЙНА И МАРКЕТИЗАЦИЯ ВОЙНЫ   + ИНТЕНСИФИКАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА  +  ЭКОНОМИКА, ОСНОВАННАЯ НА ПРИБЫЛИ.
Отсутствие империи в этой формуле является основным ингредиентом.
Какой из этого можно сделать вывод?
Создание империй в XIX в. и вообще всякая попытка воссоздания централизованной империи в Европе - это начало конца европейского чуда. Как-то так получается.


Tags: urbi et orbi
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments