?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Случаются в жизни беседы настолько философские и такие глубокие, что на дне их должны водиться рыбы-удильщики с фонариками на головах. Не могут не водиться, судя по результатам . Или течения-водовороты: начнешь вот так с милым собеседником разговор о природе гармонии и вдруг - завертело, понеслось, и вот я уже сижу и вспоминаю, как меня и моих однокурсников загнали буквально "за Можай" на картошку  и оставили там аж почти на два месяца в полях.
- В полях, под снегом и дождем,
Мой милый друг, мой нежный друг
Тебя укрыл бы я плащом
От бурь и вьюг, от бурь и вьюг...

Не было ни бурь, ни вьюг на нашу голову. Была такая осень, что подобной не упомнили старожилы. Впрочем, старожилы и то, что было накануне  помнили плохо, да и видели мы их только издаля, проезжая на грузовике мимо магазина.  Не до них нам было.

Мы совершенно неожиданно для себя выпали из окружающей нас колхозно - не побоюсь этого слова - советской реальности и провалились в какое-то мифологическое безвременье. Причем все. Весь курс из ста пятидесяти без малого человек как-то вдруг ухнул во временнУю лакуну, да так там и застрял.
Какие-то вещи вдруг стали настолько мелки и неважны, что никто - а я поспрашивала нескольких подруг специально - их не помнит. Вот, например, такая пикантная деталь, как душ. Не могли же приличные московские девушки из интеллигентных семей не мыться почти два месяца?! Нереально. Значит, было что-то такое, верно? Но никто ничего про это не помнит. Душ? Какой душ? Мыться? Ну мылись, наверное, где-то... Не помню... Зубы-то мы чистили, правда?..

Не знаю, не знаю... Наверное, чистили. Даже наверняка. Но все эти бытовые мелочи, которые, казалось бы, должны были бы нервировать постоянно и казаться невыносимыми просто как-то исчезли. Перестали иметь значение и смысл.
А что имело значение?

Поперло из моих однокурсников такое, что я до сих пор изумляюсь, честно говоря. В первый же день, бредя по нагретой солнцем борозде, я услышала дивный
мужской дуэт: баритон и лирический тенор. Непринужденно, с ленцой и томно голоса выводили:

- Прощай, радость, жизнь моя
Знаю, едешь без меня...


    Ну, я, конечно, пошла-пошла-пошла... На краю картофельного поля сидели, прислонясь к сосне, два моих хороших приятеля и просто так - вот просто так  -  пели.  И вдруг страшно стало дышать, чтобы это не кончилось.
  Это не кончилось. Это было только начало. На следующий день мы шли на работу чем-то вроде колонны, и вдруг. Вдруг! Опять голос!

- Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хазарам!


  Ответный рев ста с лишним глоток был почище того, что описано у Булгакова в "Белой гвардии".

- Так громче музыка!
Играй победу!
Мы победили!
И враг бежит! бежит! бежит!


    После этого стало, в-общем, понятно, что сопротивление пространству мифа - бесполезно. И ведь что интересно: магнитофоны были практически у всех. Ну как минимум по два на пкомнату, а жили мы по четверо. Но оставались магнитофоны невостребованными, а гуляли по комнатам гитары, и приходили к нам каждый вечер вежливые слегка пьяненькие однокурсники и почтительнейше просили одолжить им меня вместе с инструментом. Вот ведь права была моя мама, когда говорила, что музыкальная школа - это всегда пригодится. Правда, училась я по классу фортепиано, а пригодилась мне гитара-самоучка, но это все детали. Главное - слух был. И способность воспроизвести, что требуется.

А пели по-прежнему все какое-то такое... Самыми современными были, пожалуй,  жалистные  городские романсы девятнадцатого века. С
трашно популярной оказалась вдруг песня "Помню я еще молодушкой была". Ну?!. Ясно же, что нас всех засосало... И даже обычаи начали возрождаться (самозарождаться?!) вполне соответствующие. После исполнения песни "Вниз по матушке, по Волге", например,  меня вынесли вместе со стулом из нашей комнаты и пронесли триумфально вокруг лагеря "чтобы все могли послушать". Все и пели, само собой. "Ну-ка, грянемте, ребята" очень хорошо звучит в  исполнении нетрезвого хора под руководством абсолютно трезвого и слегка перепуганного скальда.

    Кстати, о скальдах. Ощущения, я вам доложу, смешанные. С одной стороны, человек с гитарой становится объектом абсолютного и непререкаемого уважения, близкого к поклонению, а с другой - всякая личная жизнь человека с гитарой (во всех смыслах этого слова) с этого момента прекращается. То есть, буквально. Располагать собой скальд не может, и это я поняла на своей шкуре. Лечь спать пораньше - не моги, ибо народ хочет песней. Простыла? Мы тебя мигом вылечим, только ты уж гитару прихвати, а хочешь мы тебя опять вместе со стулом принесем? Некий молодой человек, не сразу разобравшийся в мифологической реальности, имел неосторожность при свидетелях меня спросить, как насчет в кино сходить в субботу вечером. Так его вывели из помещения три дюжих бывших десантника, и больше он ко мне вообще никогда не подходил. Когда я спросила - а в чем, собсно, его проступок заключался, мне мягко объяснили, что юноша "забыл, с кем разговаривает". Вот так. Спустя два месяца в коридорах родного института мне кто угодно мог говорить что угодно, и ни одна собака его никуда не вела и не делала ему внушения. Ну что делать - пространство мифа, оно имеет свои законы.

   А, может, все дело в картошке? Она была действительно какая-то нереально вкусная. Мы ее пекли и ели каждый день, естественно, и лучше этого я вообще ничего в своей жизни никогда не ела.



Comments

( 11 comments — Leave a comment )
linija_curzona
Sep. 19th, 2015 06:43 am (UTC)
Всё лето свои огурцы, кабачки, лук, чеснок, помидоры, перцы, бульба, фасоль, укроп, либисток, ягоды, яблоки...
Жизнь удалась!
susel2
Sep. 19th, 2015 05:26 pm (UTC)
Да, сейчас тоже случаются моменты гармонии.
Вчера ври сидела я под гнущейся к земле от плодов яблоней, грызла брызжущее соком яблоко и делилась им с милейшим псом, который пришел поучаствовать :)
Теплые от солнца яблоки, тишина, ласковая овчарка рядом...
Гармония.
peregudoved
Sep. 19th, 2015 09:21 am (UTC)
ЗдОрово Вы пишите, уважаемая Елизавета!
susel2
Sep. 19th, 2015 05:26 pm (UTC)
Спасибо, что читаете!
zimorodok_ferro
Sep. 19th, 2015 10:15 am (UTC)
Ух , Лиза , задели забывшееся ... точно ... de profundis ... "раньше были времена , а сейчас - мгновения , поднимался раньше ... модус , а теперь давление" (с) ;)))))
Вот не поверите , а ведь тогда мы в жидо-бендеровском "русобском" вузе ))) на той же картошке пели (помимо национальных , есессно) и такое-

У окна стою я, как у холста,
ах какая за окном красота!
Будто кто-то перепутал цвета,
и Дзержинку, и Манеж.
Над Москвой встает зеленый восход,
по мосту идет оранжевый кот,
и лоточник у метро продает
апельсины цвета беж.
Апельсины цвета беж.
Апельсины цвета беж.



Сейчас уже это кажется почти неестественным (не реальным каким-то) после известных событий и сколько ещё времени понадобится , чтобы нормализовать отношения? ... одному Богу известно ...

А закончить хочется из того же Роберта Бёрнса (в переводе С.Маршака) :

Настанет день и час пробьёт,
Когда уму и чести
На всей земле придет черёд
Стоять на первом месте.

При всем при том,
При всем при том,
Могу вам предсказать я,
Что будет день,
Когда кругом
Все люди станут братья!




Edited at 2015-09-19 10:27 am (UTC)
susel2
Sep. 19th, 2015 05:32 pm (UTC)
Всецело поддерживаю мысль Бернса в переводе Маршака!:)

Кстати, мы-то в качестве одной из любимых маршевых песен (по дороге на поле) пели "Ой на горі та женці жнуть". Отношение гетмана Сагайдачного к семейной жизни вызывало полную поддержку :))
zimorodok_ferro
Sep. 19th, 2015 06:42 pm (UTC)
Сагайдачный!?
Ну Вы - украинская националистка , Лиза! ... мы то хоть более нейтральное ))))))) спасибо! ;))
susel2
Sep. 19th, 2015 06:59 pm (UTC)
тоже по сезону
В нашем исполнении эта песня, увы, утрачена :))

Но вот, чем богаты:




zimorodok_ferro
Sep. 19th, 2015 07:18 pm (UTC)
RE: тоже по сезону
Спасибо! Это - классика :)
esli_mysli
Sep. 19th, 2015 09:09 pm (UTC)
До того хорошо, что вспоминается: "Вот так бы обхватила себя под коленками - и полетела!"
susel2
Sep. 19th, 2015 09:16 pm (UTC)
Удивительное дело, но мне в связи с этим всем тоже вспомнился Толстой, и тоже из "Войны и мира, и тоже про Наташу, только другой эпизод: охота и потом посиделки у деревенского дядюшки Ростовых.
И святки в деревне.

А также Пьер, полный предчувствия любви к Наташе, и висящая над всем этим в небе комета 1812 года.

Конец второго тома.
( 11 comments — Leave a comment )