susel2 (susel2) wrote,
susel2
susel2

Category:

Холодильник против телевизора: кто кого?

Этот пост можно рассматривать как постскриптум к предыдущему, утяжелять который было уже ни к чему.
Нынешний будет короче и проще, а, кроме того, вместо научных табличек и графичков здесь будет картинка. Это - специально для тех читателей, которые не верят ни в чох, ни в сон, ни в вороний грай в экономику, ни в статистику, ни в исторические исследования, а только в то, что можно пощупать увидеть своими глазами.

Щупайте смотрите на здоровье!




Если же от разглядывания картинки перейти к сути проблемы, то ее действительно можно сформулировать именно так: что в поведении населения играет решающую роль – «холодильник» или «телевизор»? При этом необходимо оговорить, что под условным «холодильником» мы будем иметь в виду все материальные факторы жизни, от реального содержимого холодильника до перспектив карьеры и возможностей провести отпуск. А под условным «телевизором» мы будем иметь в виду как собственно (и – для российских реалий – прежде всего) телевидение, так и прочие СМИ, а также интернет и соц.сети, которые – опять же, в российских условиях – никоим образом не предоставлены сами себе.
Поскольку я обещала текст небольшой и несложный, то проще всего будет загибать пальцы организовать его по пунктам. Итак:

1)       Содержимое «холодильника» воспринимается не непосредственно, а осмысливается. И секрет этого «осмысления» давно уже известен специалистам по рекламе, не надо себя хоть в этом-то обманывать. Не надо, также, строить иллюзий относительно того, что тайны рекламного дела остались неизвестны спецслужбистам, ответственным за мониторинг и формирование общественного мнения. Когда нужно – формирется запрос на обувь Christian Louboutin, а если фишка ложится в другую сторону – народ вдруг начинает покупать лапти, а то и плести их учится с энтузиазмом. Думаете, это черный юмор такой? Да нет, к сожалению. По крайней мере, не вполне юмор.
2)       Недовольство содержимым «холодильника», если в какие-то особо острые моменты материальных лишений оно все же возникает, и даже если оно выливается в некие протестные настроения, формулируется не в политических требованиях (смена режима, политические права и свободы), а в экономических («улучшение снабжения», повышение зарплат и пенсий и т.п.) Любые более радикальные требования способны скорее отпугнуть людей (по принципу – как бы не стало хуже), чем сподвигнуть на какие-то активные действия.
3)       В случае резкого ухудшения содержимого «холодильника» (т.е. такого, которое люди все же ощущают на собственном опыте, скажем, внезапного исчезновения из продажи товаров первой необходимости), в сознании публики при помощи «телевизора» формируется «эффект осажденной крепости». Этот эффект прекрасно знаком россиянам и бывшим советским людям не только в историческом контексте («Товарищи, мы - в огненном кольце! На нас идет вся хищная порода»,  Демьян Бедный), но и на личном опыте. Нужно ли приводить яркие примеры? Думаю, нет.
Ощущение противостояния всему миру (или по крайней мере значительной его части)  – мощнейший сплачивающий фактор, обеспечивающий поддержку существующего режима, какими бы ни были лишения, которым подвергается большинство, и каковы бы ни были привилегии правящего меньшинства. Логика (опять-таки внедряемая в массовое сознение «телевизором») может быть при этом разной: от «Коней на переправе не меняют» до «Кто-то же должен руководить, на них такая ответственность, кто больше делает, тот больше получает».
В принципе, эффект «осажденной крепости» превращает материальные лишения едва ли не в свою противоположность: в предмет гордости. Что, собственно, и требовалось.


Перечисленные выше три фактора в пользу победы «телевизора» над «холодильником» если не нокаутом, то уж точно по очкам, являются общечеловеческими. При определенных обстоятельствах любую группу людей можно организовать для потребления неких продуктов, ношения некоей одежды и даже для сплочения вокруг политических лидеров в условиях реальной или фиктивной внешней опасности. Иначе, как минимум, не крутились бы по всему миру огромные суммы денег в рекламной сфере.
Но есть в обсуждаемой нами ситуации и некий русский дух некая российская специфика. Ее, пожалуй, тоже следует отметить, тем более, что она, несомненно, тоже является секундантом «телевизора», стоит в его углу и всячески его поддерживает.


Эта специфика заключается, во-первых, в том, что традиция гордиться собственными условными лаптями и противопоставлять их «чуждой» условной дизайнерской обуви (да хоть кроссовкам!) в России насчитывает как минимум сто лет (с 1917 г.), а если как следует покопаться, то ее можно отследить и раньше, но нам хватит и того, что лежит на поверхности.

Во-вторых же, совсем недавно российскому населению была сделана мощнейшая прививка как от тяги к социальным потрясениям, так  и от стремления к политическим экспериментам. . Такой прививкой послужила экономическая катастрофа и социальный коллапс 90х. То поколение, которое было в то время более-менее взрослым (а тем более люди постарше) слишком хорошо помнят, что получилось, когда кончилась вдруг нелюбимая никем советская власть, и дефицит стирального порошка, сливочного масла, говядины и многого другого сменился социальным хаосом, ликвидацией всех их личных финансовых сбережений, а для многих – и реальным жизненным крахом. Для этих людей практически любая стабильность, пусть и на низком уровне, предпочтительнее перспективы повторения в какой-то форме гайдаровского экономического беспредела 90х и сопутствовашей ему социальной катастрофы.
Те, кто "выжил" в России в 90е, сейчас нашли для себя какую-то новую нишу. Те, кто не смог такую нишу найти, либо "не вписались в рынок"(с) и умерли, либо уехали зарубеж.
Результатом так называемых "гайдаровских реформ" стал глубоко укоренившийся в российском населении страх перед радикальными политическими переменами. И эти настроения российский «телевизор» вполне прицельно и успешно поддерживает.

Да, подрастает понемногу поколение, родившееся в 90е. Сейчас эти молодые люди едва успели закончить ВУЗы и только начинают принимать какие-то жизненные решения. Пока похоже на то, что по отношению к младшему поколению достаточно успешно действует «клапан безопасности»: кому не охота подвергаться воздействию российского «телевизора», те по мере возможности уезжают получать образование за границу, ищут там работу, иногда – создают семьи. Вернутся ли они обратно? В страну победившего «телевизора» - едва ли.
«Холодильник», как видим, проигрывает и тут.
Tags: tempora et mores, информвойна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments