?

Log in

[sticky post] Избранное, или Где это мы?


Хочу поприветствовать всех, кто зафрендил меня на протяжении всего существования этого блога!

Да, я долго собиралась, но лучше поздно, чем никогда.

Я предлагаю несколько цитат из моих постов разного времени. Надеюсь, тем, кто зафрендил меня совсем недавно, они помогут сориентироваться в блоге и понять, что им здесь может быть близко, а с чем, возможно, захочется подискутировать. Цитаты были подобраны по темам, а также просто по принципу того, что лично мне самой. Что мне самой нравится.
Подчеркиваю: это - цитаты. Многое в них может показаться странным в отрыве от остального текста. Читать ли остальной текст - решать вам.

Короче, добро пожаловать, кому интересно.
Очень хочется верить, что нам всем удастся пройти под этой двойной радугой.

Read more...Collapse )

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Начиная с 5 ноября 2014 г. возможность анонимного комментирования в данном блоге отключена. Прошу прощения у тех моих посетителей, которые не имеют аккаунтов в соц. сетях, но хотели бы принимать участие в дискуссии. Мне пришлось принять это решение по независящим от меня обстоятельствам. Надеюсь на ваше понимание и поддержку.

ВДОГОНКУ ВЫБОРАМ

Поскольку сторонники того, чтобы "делать хоть что-нибудь" оказались упрямы и уже сейчас заявляют о своей готовности принимать участие и в следующих российских выборах, хотелось бы прояснить несколько вопросов, которые мне кажутся заслуживающими внимания.
Хотя бы в плане осмысления происходящего на чисто практическом уровне.
Во-первых, если, как утверждают сторонники участия в выборах, власти выгодна низкая явка, то зачем же эта самая власть организует бюджетников, пенсионеров, целые команды спортивных молодых людей и отправляет их на избирательные участки?
При отсутствии нижнего порога явки, в принципе, было бы достаточно если бы один ВВП проголосовал как счел нужным, а все остальное было бы нарисовано. Нет?
Значит, какая-никакая "приличная" явка на избирательные участки властям нужна? И, значит, вы, представители системной (да-да, теперь уже - окончательно и бесповоротно вписанной в систему существующей власти!) оппозиции, агитируя за высокую явку, фактически помогали властям соблюсти приличия и показать, что выборы в России - совершенно нормальные: все как людей, так сказать?
Или вы об этом как-то не задумывались?
Во-вторых, признавая, что выборы в России - нечестные и что результаты голосования будут сфальсифицированы, вы, тем не менее, призывали - повторю - людей к максимально высокой явке. Неужели вы всерьез рассчитывали, что если вы обеспечите явку, то власти поделятся с оппозицией голосами?
Не хотелось бы так думать, честно говоря.
Но если это так, то Москва и Питер подложили вам большую свинью, отказавшись играть в избирательные наперстки.
И, надо сказать, разочарование властей по поводу Москвы и Питера довольно очевидно. С чего, казалось бы, если им выгодна низкая явка?
В-третьих. Специфический момент, касающийся именно этих выборов.
Как же вы, господа оппозиционеры, шли на эти выборы, зная, что власть собирается их проводить и в незаконно оккупированном Крыму, и в Абхазии, и в Приднестровье?!
То есть, если бы сбылись все ваши самые смелые ожидания и вы получили бы десяток-другой мандатов в Думе, вы бы приняли их со спокойной совестью, понимая, что тем самым вы фактически признаете оккупацию Крыма - законным "воссоединением", а Абхазию и Приднестровье - по факту российскими территориями?!
Кстати , именно то, что голосование проводилось в Крыму, объясняет, зачем Кремлю была нужна как можно более высокая явка.
Легитимность была нужна не ВВП: он-то уже привык к своему статусу, и ему действительно может быть безразлично, как там будут голосовать на президентских выборах.
Легитимность позарез нужна новому составу Думы.
И вы, господа оппозиционеры, столь рьяно принимавшие участие в этом спектакле, внесли в эту легитимизацию посильный вклад.
Ну, а что не прошли - так это уж действительно вина не ваша. Вы-то сделали все, что могли.
Это правда.

В.Портников


оригинал здесь

Когда я читаю размышления о кризисе беженцев, когда наталкиваюсь на прогнозы о “гибели Европы” и восклицания о “нашествии варваров”, когда слежу за тем, как страны ЕС спорят между собой о том, какое количество людей они могут принять, я думаю не о будущем, а о прошлом. О том, как мои близкие и неблизкие шли по пыльным дорогам Европы, маялись в трюмах старых кораблей, пытаясь найти пристанище в Англии, Америке или хотя бы в родной Палестине – а туда тоже было нельзя, так как стабильность – и их не пускали, а потом сжигали. А потом каялись. Всей Европой. Всей Америкой. И это был только последний акт драмы, которая продолжалась столетиями.

Я – из народа беженцев. Сколько столетий мы ходили по европейским дорогам из города в город, из страны в страну? Вначале был гнев церкви, потом защита стабильности, потом конкуренция. Про нас говорили практически то же самое, что сейчас говорят про арабов. Что вера наша страшна, традиции дики, язык не понятен. Что мы распространяем болезни и подрываем демографический баланс. Что мы завладеем Европой – последнее говорят и сейчас, когда нас на континенте практически уже и не осталось.

Все эти столетия постоянных страхов и гонений вместе с другими народами Европы мы ее созидали. Ее ценности. Ее культуру. Ее экономику. Ее науку. Ее архитектуру. Мы ее вынянчили, эту Европу. Но предубеждения все равно были сильнее этой нашей готовности созидать. Когда мы попытались быть такими же, сняли наши халаты и сменили их на светские костюмы соседей, когда некоторые из нас вместо синагог пошли в церкви – страх только усилился. Нам опять пришлось бежать и спасаться. Удалось это немногим. Так должен ли я, потомок Авраама и Сарры, бросать камень в потомка Авраама и Агари? Лучше я буду с теми, кто призывает его обогреть.

Read more...Collapse )

“Стандарты стандартами,
а если кто рылом не вышел, то какая ему в цивилизацию дорога.
То есть идти-то он может и должен, но не факт, что там его ждут....»

(Фигль-Мигль, «Волки и медведи»)


Обсуждение взаимодействия европейской цивилизации и ислама вышло уже далеко за пределы темы буркини, одежды и прочих культурных предпочтений.
В дискуссии, последовавшей за предыдущим текстом на эту тему, обращает на себя внимание главным образом эмоциональная составляющая. Строго говоря, дискуссией это можно назвать лишь с большой натяжкой. «Противники буркини» (называемые так для простоты) не только сами опираются преимущественно на собственные эмоции, но и категорически отказывают своим собеседникам в праве переводить обсуждение на более нейтральную, «академическую» почву. Такие попытки рассматриваются ими как своего рода «нечестный прием». Ибо как можно ссылаться на какие-то факты, когда (набрав в легкие побольше воздуха): «Наша цивилизация гибнет!»

А факты, тем не менее, таковы.
Согласно данным  Pew Research Center на 2010 г. общее число мусульман в мире составляло 1 598 510 000 человек. Из них ваххабитов (называющих себя салафитами), т.е. приверженцев «воинствующего политизированного ислама», из среды которых выходят террористы – около 7 миллионов человек. Меньше, чем 0,5 процента.
Ваххабизм стал играть в исламе хоть сколько-то заметную роль лишь с приходом к власти Саудовской династии, сделавшей на него ставку во многом по политическим соображениям. Большинство мусульман относится к ваххабитам с ненавистью, поскольку в своей борьбе с «идолопоклонством» они снесли с лица земли множество традиционных священных мест поклонения, и в их числе – могилу самого Пророка.
Когда саудовцы только пришли к власти, остальной мусульманский мир смотрел на них как на дикарей из пустыни, захвативших главную святыню ислама. Сейчас на них смотрят как на дикарей, астрономически разбогатевших и все еще контролирующих Мекку.Read more...Collapse )
    

Тем более странно сейчас видеть, как европейское общество (в разной степени, в зависимости от страны) возвращается на круги своя. К привычным представлениям об опасности, исходящей от «чужих». Ну и что же, что «Протоколы сионских мудрецов» оказались подделкой? Да, евреи были ни в чем не виноваты. Но вот мусульмане...
Неужели единственный урок, который сумел усвоить европейский менталитет в результате самой страшной в истории войны – это то, что в прошлый раз была выбрана «неправильная» жертва?
И что? теперь нужно снова вернуться к политике гетто, отдельных пляжей, бассейнов и школ, ущемления в правах и презумпции виновности по национально-религиозному принципу?
Никому не страшно от того, что, согласно историческим прецедентам, должно за этим последовать?





Со всех сторон доносится кудахтанье по поводу состояния здоровья Клинтон. Уже и Черненко помянули, чтоб ему. И кого только не.
Одного не могу понять: как никому не придет в голову поинтересоваться, кого Клинтонша прочит себе в вице-президенты?!

В сложившейся ситуации вопрос - архиважный и совершенно не академический.

Опять мне сегодня Дональд Трамп звонил.

Read more...Collapse )


Скандал вокруг буркини все на затихает. Ни в Западной прессе, ни в русскоязычной блогосфере.

Одним из самых популярных аргументов в пользу «борьбы с религиозным мракобесием» стало угнетенное положение несчастных мусульманок, которым «отцы и мужья» запрещают выходить на улицы в том, что европейская прогрессивная общественность считает нормальной одеждой. И которым – уж тем более – не позволяют обнажаться на пляже так, как это принято в Европе в последние примерно 50 лет.

Все это брожение умов и накал страстей напомнили мне замечательную дискуссию, происшедшую у меня в аудитории во время одного из занятий по курсу «Современная история Ближнего Востока».
Я читала этот курс в одним из весьма престижных американских университетов, и состав студентов был очень смешанным. Примерно половина – белые мальчики и девочки из «верхне-среднего класса», остальные – обычная американская сборная солянка, в том числе и ребята явно ближневосточного происхождения, из них – три девушки в хиджабе. И еще одна девушка в хиджабе: афроамериканка.

Разумеется, в рамках этого курса обойти тему положения женщины в Исламе было невозможно. Студенты оживленно – и вполне предсказуемо – обсуждали некую статью, которую им было предложено прочесть на эту тему, и – так же предсказуемо - склонялись к тому, что женщина в Исламе лишена множества прав по сравнению с положением женщин Европы и США. Особенный упор при этом делался как раз на невозможность «одеваться как хочется» и  «делать что хочется».

Я специально свела свою роль к модерации дискуссии, лишь предоставляя слово желающим и подчеркивая необходимость держаться в строго академических рамках. Я предчувствовала, что провокационных вопросов задавать не потребуется: будет интересно и так.
Я не ошиблась.Read more...Collapse )



Как узнать будущее?

Дисклеймер: способ применим главным образом для правителей.

Из Прокопия Кесарийского.
...Решившись на войну с императором Юстинианом, остготский король, как обычно, изнывал непраздным любопытством: чем дело кончится. И обратился к гадателю-еврею. Тот взял три группы свиней (по десятку, что ли) и поселил их в три разных сарая. Одну группу свиней условно назвали готами, другую - римлянами, третью - царскими (т. е. императорскими, имея в виду василевса Юстиниана). Через какое-то время пришли и посмотрели на них. Что выяснилось? Свиньи-"готы" почти все издохли. Свиньи-"римляне" в большинстве издохли, а оставшиеся облезли и облысели. "Царские" же были почти все живы и выглядели неплохо.
...Остготский король загрустил.



Жизнь как искусство

Марк Порций Катон Младший вел жизнь чрезвычайно скромную.
Хотя в средствах ограничен не был. Состояние, доставшееся ему от предков, было одним из самых значительных в Риме.
Но питался он в-основном лепешками и водой, вино гостям разводил  до бледно-розового цвета.
Спал на жестком.
Из принципа.

Read more...Collapse )

Какой акционист погиб!
В будущем музее Петра Павленского на почетном месте должен стоять бюст Марка Порция Катона Младшего. Утического.
Вот этот самый бюст.

"...Султан получил от Ататюрка отступные, вышел из Айя-Софии (или откуда там), где его в последний раз поименовали во время пятничной молитвы как халифа, и на длинной кавалькаде автомобилей, с женами и проч., отбыл в Европу, где и жил безбедно. Условием получения отступных было его обещание никогда больше не возвращаться в Турцию. С тех пор в мире нет халифа. Даже ИГИЛ - халифат без халифа.
Халиф, как император, может быть один.
В средние века императоров было два, византийский и священно-римский, и это был непорядок. В Новое время бывало три-четыре одновременно (Австрия, Германия, Франция, Россия). И это был такой непорядок, что в 1914 г. наступил Конец Света."